Суббота, 10.12.2016, 11:51

ActionTeaser.ru - тизерная реклама
ЛЮБОВЬ
ПОЗНАНИЕ
КНИГИ
СЕМЬЯ НОВОГО ТИПА. ЧТО ТАКОЕ СЕМЬЯ-ДРУЖБА.
КАК НЕ ОРАТЬ. ОПЫТ СПОКОЙНОГО ВОСПИТАНИЯ.
ПРАВОСЛАВИЕ
МЕНЮ
Категории раздела
Индоевропейцы [6]
Владимир [158]
Суздаль [71]
Муром [42]
Православные святые [41]
Москва [19]
Русколания [15]
Лемурия [11]
Атлантида [15]
Музеи [28]
Юрьев-Польский [11]
Переславль-Залесский [21]
Покров [5]
Иваново [10]
Лакинск [1]
Александров [15]
Вязники [10]
Мещера [19]
Киржач [4]
Петушки [0]
Кольчугино [0]
Гороховец [1]
Судогда [5]
Ковров [10]
Кольчугино [1]
Шуя [1]
Баннеры
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека
Рейтинг@Mail.ru
Яндекс цитирования
Статистика

Онлайн всего: 7
Гостей: 7
Пользователей: 0

Яндекс.Метрика
Главная » Статьи » История » Киржач

Киржач, церковь Александра Невского при учительской семинарии

Церковь Благоверного князя Александра Невского при учительской семинарии

Самым известным учебным заведением Киржача была учительская семинария с церковью Благоверного князя Александра Невского. После революции учебный корпус с храмом перестроен.

Первая в России семинария, готовившая учителей для начальных школ, была учреждена в 1779 г. при Московском университете. Однако обычными такие учреждения (существовали ещё и учительские школы) стали лишь после отмены крепостного права. На 1 января 1917 г. их насчитывалось I 171. Они были устроены в соответствии с педагогическими принципами, высказанными Константином Дмитриевичем Ушинским в 1861 г., в статье, опубликованной в «Журнале Министерства народного просвещения» в связи о реорганизацией Гатчинского института в учительскую семинарию.

В России, по словам К.Д. Ушинского, «самый существенный недостаток в деле русского народного просвещения есть недостаток хороших наставников, специально подготовленных к исполнению своих обязанностей. Недостаток этот особенно чувствуется в младших классах средних учебных заведений, в уездных и приходских училищах, в младших классах гимназий... для такого рода преподавателей в особенности необходимо специальное педагогическое подготовление». Законодательная основа была дана в «Положении об учительских семинариях» (1870 г) и в «Инструкции для учительских семинарий Министерства народного просвещения» (1875 г.).

Право обучения предоставлялось молодым людям любого сословия, достигшим 16-летнего возраста и исповедующим православие. Кроме приёмных испытаний, поступающий должен был представить отзыв своего священника о благонравном поведении. Как правило, принимались юноши, окончившие двухклассные начальные училища Министерства народного просвещения (обучение в них длилось 5 лет). При необходимости можно было получить дополнительную подготовку к поступлению в специальных классах. Обучение в учительских семинариях было рассчитано на 3-4 года. Нуждающиеся получали стипендии, что обязывало их по окончании семинарии прослужить учителем в школах губернии не менее 4-х лет. В противном случае выпускник был обязан возместить Земству расходы на своё обучение.
По мнению К.Д. Ушинского, «сведения учителя начальной школы должны быть очень разнообразны. Он должен иметь познание не только в Законе Божием, грамматике, арифметике, географии и истории, но и в естественных науках, медицине, сельском хозяйстве; кроме того, уметь хорошо писать, рисовать, чертить, читать ясно и выразительно и, если возможно, даже петь». Действительно, круг учебных дисциплин учительских семинарий был достаточно велик. В него входили Закон Божий, русский и церковно-славянский языки, русская и всеобщая история, арифметика, геометрия, естествознание, география, основы педагогики, рисование, чистописание, пение, гимнастика. Особое внимание уделялось педагогической практике в опытных школах, обычно устраиваемых по соседству с семинарией.

Мысль об открытии во Владимирской губернии учительской семинарии появилась в 1870-х гг. Дирекция народных училищ выдвинула при этом ряд требований к предполагаемому учебному заведению: не менее 5 десятин земли вблизи какого-либо города или железной дороги, помещения на три класса по 30 человек в каждом, квартиры для директора и наставников, пансионат для воспитанников и необходимые хозяйственные постройки. При семинарии должна была быть образцовая школа для практической деятельности семинаристов.
В 1874 г. киржачский 1-й гильдии купец и гласный Покровскрго уезда А.А. Соловьёв обратился к земству с тем, что он жертвует для организуемой учительской семинарии 27 десятин земли возле г. Киржача и сверх того 15 тысяч рублей и 100 тысяч кирпича. Удалённость от станции и от города, по мнению Соловьёва, должна была способствовать поддержанию в семинарии требуемого «сельского духа».
Предложение не было принято, и 6 ноября 1875 г. учительская семинария открылась в губернском городе Владимире, разместившись в двух зданиях. Тогда А.А. Соловьёв предложил 40 десятин земли, а Денежную сумму довёл до 25 тысяч рублей. Это, видимо, и решило судьбу учебного заведения.
По окончании царского молебна, совершённого соборне 29 августа 1877 г. после литургии, из Благовещенского собора всё градское духовенство со святыми иконами, при колокольном звоне, сопровождаемое градским головой, виновником перемещения в город Киржач учительской семинарии, гражданами города Киржача, а также и множеством жителей окрестных селений, направило шествие своё туда, где предполагалось устроить здания для семинарии. Церковная процессия следовала до самого места построек в строгом порядке, при громогласном пении священных песней попеременно хором соборных певчих и учениками киржачских училищ, которые в сопровождении своих учителей, выстроенные рядами, шли впереди певчих.
Духовенство следовало за святыми иконами: псаломщики в стихарях - за певчими, священники перед настоятелем, два диакона по сторонам его, нёсшего Святой Животворящий Крест. По пришествии на место, где приготовлен был стол для положения на нём святых Креста и Евангелия, совершён был по желанию градского головы и всего городского общества сложный молебен Спасителю, Божией Матери, святым Благоверному великому князю Александру Невскому и преподобному Сергию с водоосвящением.
После окончательной ектений прочитана была молитва «на основание дома», и затем во рвах, выкопанных под здание для семинарских классов, положены были, по обыкновению, закладки зданий - первые кирпичи, окроплённые святой водой. В сопровождении архитектора, имеющего наблюдать за постройками, обойдены и все места, где должны производиться постройки, и окроплены святой водой, для благословения же и окропления обойдена была кругом и вся площадь, на которой намечалось расположить семинарские здания. Как во время положения первых кирпичей, так и во всё время кропления дети из училищ стройно и громко пели молитву «Спаси, Господи, люди Твоя». По окроплении настоятелем собора произнесена речь: «Вот положены первые камни под основание воздвигаемого на сем пустынном месте здания для учебного заведения; основания эти положены нами при посредстве наших молитв, с верою и упованием - с упованием непоколебимым, что имеющиеся устроиться на сих основаниях здания будут и благоуспешно построены, и будут иметь в себе все доброполезные качества, способствующие к благополучному в них жительству. Несколько лет прежде можно ли было подумать кому, что на этом месте, где шумит дремучий лес, пни которого и теперь как будто для наглядности ещё остались на своих местах, где одиноко Киржач плескал волны в свой крутой берег, - можно ли было подумать, что здесь будет воздвигнуто целое учебное заведение со многими в нём учащими и учащимися, что здесь поднимут свои верхи много больших и малых зданий и, по благословении архиерейском, святый храм заблестит святым крестом своим? Поистине дивны и непостижимы дела Божий, - тем более дивны, что вопрос о помещении учительской семинарии во Владимирской губернии несколько раз, и разнообразно, колебался.
Да, возлюбленные, над городом Киржачом, если пристально всмотреться в течение совершающихся в нём за последнее время событий, происходит что-то наводящее на глубокие о нём размышления. Всем вам известно, что такое был наш город тридцать лет прежде: была в нём одна улица с небольшим населением; были три тесные, по вместительности своей, храма, обнесённые оградой, и один пресвитер с причтом. И всё это было бедно; но пришёл час воли Божией, и на Киржач повлияла некая благодатная сила, всё здесь возвышающая, расширяющая и улучшающая. Явились в среде самих граждан Божий избранники, в благочестивое сердце которых как будто свыше вложена была неотступная забота, первее всего, о святых храмах здешнего города, а потом и о самом городе.
Святые храмы начали приводиться и приведены уже в благолепный, приличный селению славы Божией вид; создан новый храм, с высокою превосходной архитектуры колокольнею; у преподобного Романа, в его благодатной усыпальнице, от усердия православных и в нощи не угасают светильники! Даже служение в святых храмах изменило свой вид: вместо одного, предстоят ныне святому престолу Божно три пресвитера; вместо двух клириков, певших в святых храмах, теперь возглашают песнопения два хора певцов; самый колокольный звон, усиленный большим колоколом, значительно возвысил церковную торжественность. Так много изменился Киржач в отношении благолепия и торжественности богослужебной!

И в отношении житейском он также весьма много изменил свой прежний вид и характер: в нём устроены многие новые улицы, не говоря о расширении города на близлежащей горе; развилась у обитателей города торговля и промышленность; заводы, откуда доносятся до слуха городских жителей стуки работающего молота и определяющее периодические смены рабочих паровые свистки. Мало того, с увеличением населения, с оживлением жителей более производительною промышленностью, явилась нужда в просвещении, всюду ныне разливающемся. И сознать эту нужду и удовлетворить ей также помог Господь Бог своим избранным. Рядом с храмами воздвигнуты два большие каменные здания для училищ, где под руководством и покровительством святой Церкви, просвещаются и светом Боговидения, и научными познаниями мальчики и девочки, - дети всех без исключения обитателей города, а некоторые и из окрестностей; ныне в Киржаче едва ли есть хотя один дом, едва ли есть хоть одна самая бедная хижина; где бы вовсе не было с толком разумеющих грамоту.
Но и на этом не останавливается ещё процветание Киржача. Тот, кому всего более обязан наш город указанными выше переменами, для большего процветания и славы города решился просить начальство об устроении Учительской семинарии в Киржаче на принадлежащей этому лицу земле, на сем самом месте, принося в дар семинарии не только землю более чем в потребном для названного учебного заведения количестве, но и капитал в пособие к построению семинарии и храма для неё.
Кто же после сего может подумать, что происшедшие и происходящие в Киржаче благие и столь благодетельные перемены совершаются помимо воли Божией? Нет, на Киржаче видимо почивает благословление Божие. Угодник Божий, преподобный Сергий Радонежский, избрав сие место для своего пребывания, освятил его своими подвигами и ж молитвами, основал святую обитель на месте, им избранном и, возвращаясь в обитель Троицкую, оставил здесь Романа, ученика своего. От сего, за молитвы преподобного, и почила на Киржаче благодать Божия, - от сего и растёт и преуспевает Киржач. И теперь не по внушению ли угодника Божия устроятся на месте сем, в виду святой его обители, новый вертоград православного просвещения? И устрояемая на сем тихом месте семинария, в коей приготовляются учители и руководители для детей народа нашего, не может ли надеяться на благодатное покровительство преподобного? Не должны ли мы приветствовать совершающееся ныне событие - в той отрадной надежде, что преподобный Сергий, покровитель города и страны нашей, будет невидимым руководителем воспитываемых в семинарии в познании святой веры православной и правил жития честного и благочестивого, которое издревле любит земля русская и которого все родители ожидают от руководителей детей своих?

Братие! Наша обязанность благодарить Господа Бога, столько граду Киржачу благодеющего; наш долг возносить благодарные молитвы и Угоднику Божию, преподобному Сергию, покровителю града и страны нашей. Вместе с сим будем молить Господа Бога, да благопоспешит он, за молитвы своего угодника, устроению сего нового вертограда наук и да утвердит выну «то есть навсегда» благословление своё над главою раба Божия Александра, неусыпно трудящегося во благосостояние нашей страны».
Когда окончена была речь, певчие пропели хвалебную песнь «Тебе, Бога, хвалим», а затем, по обычном отпуске,: провозглашено было многолетие в порядке возглашения в храмовые праздники. Потом пропели тропарь «Спаси, Господи, люди твоя»; а во время целования Креста пропет был тропарь преподобному Сергию «Иже добродетелей Подвижник...». Процессия в прежнем порядке возвратилась в соборный храм.
В 1878 г. под Киржачом были выстроены новые деревянные корпуса, куда по согласию попечителя Московского учебного округа и переехала семинария. Для перевоза всего её имущества потребовалось 60 подвод. Первый набор состоял из 60 воспитанников, которых распределили по трём классам. Новый 1878/1879 учебный год начался 6 сентября.
14 декабря 1878 г. состоялось освящение домовой церкви во имя Святого благоверного великого князя Александра Невского. Церковным старостой избрали почётного попечителя семинарии А.А. Соловьёва. Рядом с церковью на двух деревянных столбах была сооружена звонница с 6-ю небольшими колоколами.
Семинария располагалась на высоком левом берегу р. Киржач, в полутора верстах к югу от центра города, среди великолепного соснового бора. В первые годы воспитанники добирались до Киржача на лошадях от ближайших железнодорожных станций - от Покрова (более 40 вёрст) или от Карабанова (около 16 вёрст).
Семинария представляла собой небольшое поселение из отдельных одноэтажных деревянных зданий. В главном корпусе помещались классы и церковь. В остальных располагались квартиры директора и наставников, спальни воспитанников, больница, кучерская и образцовая двухклассная начальная школа. Во дворе между корпусами впоследствии был разбит небольшой плодовый (в основном яблоневый) сад. По воспоминаниям И.М. Губкина, одной из границ этого маленького замкнутого мира служила река, а с трёх других сторон забор. В 1884 г. Директор семинарии Н.Д. Малов предпринял попытку предотвратить подмывание рекой «семинарского берега». Для этой цели в 1885-1886 гг. была построена плотина, а берег укреплён. Однако сильное половодье следующей весны разрушило плотину до основания.
Более удачными оказались труды по «приближению» семинарии к городу. Через лежавший между ними болотистый и ежегодно заливаемый в половодье луг, называвшийся Вытереб, в 1879 г. были устроены лавы, сокращавшие путь до города в два раза. Они служили 11 лет и были сняты, когда пришли в совершенную ветхость. Денег на новые лавы не нашлось.
Пожелания К.Д. Ушинского касались и духовной атмосферы учительских семинарий: «От учителя народной школы, особенно живущего в деревне или небольшом городке, справедливо требовать, чтобы жизнь его не только не подавала повода к соблазну, не только не разрушала уважения к нему в родителях и детях, но, напротив, служила примером как для тех, так и для других, и не противоречила его школьным наставлениям... Вот почему в учительских семинариях молодые люди, избравшие для себя скромную карьеру народного учителя, должны привыкать к жизни простой, даже суровой и бедной, без всяких светских развлечений, к жизни с природой, строгой, аккуратной, честной и в высшей степени деятельной. Понятно, что только в закрытом заведении можно иметь сильное влияние на образование привычек к такой жизни и, кроме того, узнать нравственные качества будущего учителя». Насколько можно представить, в Киржаче эти принципы соблюдались весьма и весьма строго.
Со слов И.М. Губкина, образ жизни воспитанников был следующим: «Мы жили в спальных корпусах. В шесть часов утра нужно было по звонку встать... умыться, одеться и бежать на молитву. Бежали через весь двор... Тех, кто опаздывал, заносили в кондуит, сбавляли им отметки по поведению, а при повторных проступках дело доходило даже до лишения стипендии. После молитвы - завтрак: чай и чёрный хлеб. Белая булка был лакомством и полагалась ) только по воскресениям. После завтрака - классные занятия до четырёх часов. Около пяти часов мы обедали. Обед обычно состоял из супа и каши. Мясное блюдо представляло большую редкость... Ни тарелок, ни вилок за обедом не полагалось. Общая чашка на всех и ложки. Получалось так: кто смел, тот и съел... После обеда был перерыв на два часа, и вот в этот перерыв мы умудрялись убегать в лес, несмотря на самый строгий запрет со стороны наших наставников... С семи часов вечера продолжались занятия в том же классе под надзором наставника, при свете коптилок... Занимались приготовлением уроков и чтением.
В то время я читал Майн Рида, Жюль Верна, Купера. А когда стал поумнее, начал увлекаться нашими писателями. Прочёл «Войну и мир», «Анну Каренину» Толстого, «Обломова», «Обрыв» Гончарова и т.д. Тогда же я прочёл Достоевского. После занятий, в девять часов, мы ужинали, снова шли на молитву и в спальни... Училось нас в семинарии немного, всего человек семьдесят-восемьдесят».
Вряд ли можно сомневаться, что особое место среди семинарских предметов отводилось Закону Божию. Надо полагать, педагогический коллектив был не только знаком, но и руководствовался в этом деле пожеланием К.Д. Ушинокого: «Нет нужды доказывать, что убеждения всякого народного учителя христианского народа должны быть проникнуты идеей христианства. Вот почему народных учителей вредно возводить на ту среднюю ступень образования, или, лучше сказать, сообщить им то поверхностное, самонадеянное полуобразование, которое скорее всего ведёт к сомнению в религии, а потом к безверию.
Ожидать, чтобы учитель народной школы сам перешагнул за эту ступень и достиг того высшего образования, которое снова возвращает человека к религии, никак нельзя». Со многими воспитанниками всё так и происходило, удержать кого бы то ни было на заранее обозначенном уровне образования невозможно, многие способные воспитанники самообразованием достигали поверхностного полуобразования, которое порождало сомнение в детской вере, которое при отсутствии опыта живой духовной жизни превращалось в безверие. Например, по словам И.М. Губкина, он вышел из семинарии совершенным атеистом.

Документом об окончании семинарии служило свидетельство о звании народного учителя, которое имело следующий вид:

Свидетельство
От Совета Киржачской учительской семинарии, на основании положения об учительских семинариях, дано сие свидетельство семинарии в том, что он при поведении оказал успехи в Законе Божием, Педагогике, Русском и Церковно-славянском языке, Математике (арифметике, геометрии и землемерии), Истории, Географии, Естествознании, Чистописании, Рисовании и Черчении, Практических занятиях в преподавании, сверх того обучался ремеслам, гимнастике и пению, вследствие сего он удостоивается звания учителя начального училища и при поступлении на означенную должность имеет пользоваться всеми правами, той должности присвоенными.
Г. Киржач, Владимирской губернии.
Председатель педагогического совета, директор (подпись).
Члены педагогического совета (подписи).
Документ имел вид большого листа и скреплялся красной гербовой печатью.

Осенью 1900 г. Киржачской учительской семинарии исполнилось 25 лет. Её бывшие ученики (по крайней мере те, кто продолжал служение Учителями) получили от имени Владимирского уездного училищного совета письма-приглашения: «Сим уведомляю Вас, Милостивый Государь, что 6-го ноября сего года имеет быть празднование 25-летия Киржачской Учительской Семинарии и в этот день было бы желательно видеть в её стенах бывших её питомцев, имеющих возможность к вышеупомянутому дню прибыть в город Киржач, на что с моей стороны препятствий не представится. Председатель Совета».

Киржачскую учительскую семинарию окончило большое количество достойных уважения людей, внёсших свой вклад в развитие страны просвещение владимирского края. Губкин Иван Михайлович (1871-1939 гг.) - академик, известнейший советский геолог, основатель геологии нефти, вице-президент АН СССР (1936-1939 гг.). В своём труде «Учение о нефти» (1932) он разработал теорию происхождения нефти, описал условия формирования её месторождений. И.М. Губкиным было обосновано создание «второго Баку» в Поволжье, он руководил исследованиями Курской магнитной аномалии. В Киржачской учительской семинарии он учился с осени 1887 г. до 1890 г. и оставил воспоминания об этом периоде в автобиографическом очерке «Моя молодость». За неблагопристойное поведение полнил вместо аттестата удостоверение об окончании курса. По окончании семинарии до 1895 г. работал учителем в с. Жайском Муромского уезда, затем в с. Карачарово, где пользовался покровительством попечительницы школы, графини Прасковьи Сергеевны Уваровой В.1895 г поступил в Санкт-Петербургский учительский институт и в 1903 г. в Горный институт.
Уроженец с. Алексино Кольчугинского района Василии Ильич Чернышев (1867-1949) - языковед, член-корреспондент АН ССОК (с 1931 г.), с 1886 по 1912 г. учитель сельских, уездных и городских училищ с 1899 г. в Петербурге. Специалист в области диалектологии, Фольклора этнографии, языка и стиля русских писателей XIX в. Написал ряд учебников, аргументировал необходимость реформы русской орфографии. Оставил труды по лексикологии, фольклору, культуре речи, истории языка и методике его преподавания, языку и стилю русских писателей XIX в. Один из организаторов и создателей «Словаря современного русского языка» (17 тт. вышло в 1948-1965 гг. и удостоено Ленинской премии в 1970 г., в числе лауреатов и Чернышев, посмертно).
Аббакумов Семён Егорович, уроженец д. Жары Покровского уезда. По окончании семинарии служил в Жаровской земской школе, был активным членом крестьянского совета и сельского схода. Его старания ми был закрыт кабак и создана бесплатная народная библиотека, для чего он уступил свой дом (здание прежней школы). Открытие библиотеки состоялось 19 сентября 1899 г. и сочеталось с чествованием 15-летней учительской службы С.Е. Аббакумова. Обучался в Киржачской учительской семинарии примерно в 1881 г.

Значительно больше сведений сохранилось о преподавателях и наставниках семинарии. Именно они играли определяющую роль в образовании семинаристов - как писал К.Д. Ушинский, «если первоначально состав семинарии образуется из людей достойных, то вместе с тем положится и прочное основание характеру заведения, которому уже невольно будут подчиняться вновь вступающие члены. От первоначальной закваски зависит весь успех семинарии: характер выходящих из неё деятелей, а через них и характер народного образования».

В первые «киржачские» годы деятельности семинарии штатный состав педагогического коллектива включал в себя законоучителя (священник И. Воинов), наставников русского языка (Ю.В. Курганович), математики (В.Д. Вердеревский), истории и географии (кандидат университета СП. Полетика), преподавателя чистописания, рисования и черчения (А.С Лазарев), учителя образцовой школы П.К. Флёров), пения (он же), столярного мастерства и ручного труда (цеховой мастер Титов), переплётного мастерства (П.К. Флёров), гимнастики (Пискарёв). По воспоминаниям И.М. Губкина, в 1887-1890 гг. директором семинарии («нашего монастыря») был человек крайне реакционных взглядов, устроивший для воспитанников самый жестокий и беспросветный режим.
Речь шла о втором по счёту директоре семинарии, бывшем директоре народного училища в Твери, магистре духовной академии Н.Д. Малове, возглавлявшем семинарию дольше других - с августа 1879 г. до своей кончины 27 октября 1890 г. Вероятно, такой характеристикой можно пояснить надпись А.П. Чехова на его сборнике «В сумерках», подаренном одному из учителей гимназии - А.С Лазареву: «Собрату по оружию (не огнестрельному - примечание для его начальства)».
Впрочем, внутренняя дисциплина любым ученикам почти всегда кажется чрезмерно строгой, и, возможно, это справедливо и по отношению к Н.Д. Малову. Во всяком случае, именно под его руководством произошло становление семинарии на новом месте. Он же пытался укрепить подмываемый рекой берег посредством плотины и устроил протяжённые лавы через болото, вдвое сокращавшие путь от семинарии до Киржача.
За первые 25 лет работы семинарии в ней сменилось 4 директора, 8 законоучителей, 8 наставников русского языка, 5 - математики, 4 - истории и географии, 9 преподавателей чистописания и рисования, 7 учителей образцовой школы и 7 учителей гимнастики. Среди наставников были нередки кандидаты духовных академий и Московского университета, среди преподавателей чистописания и рисования преобладали выпускники Строгановского училища, а учителями гимнастики обычно выступали военные: штабс-капитаны, унтер-офицер, фельдфебель. И.М. Губкин с теплотой отзывается в своих воспоминаниях об учителе двухклассной образцовой школы, бывшем воспитаннике учительской семинарии Константине Сергеевиче Бедринском.
Дольше других состоял на службе наставник истории и географии В.И. Долгов - с апреля 1883 г. по крайней мере до 1900 г. С 1892 г. он же обучал воспитанников садоводству и огородничеству. 10 лет, с 1881 по 1891 гг., преподавателем чистописания, рисования и черчения служил А.С. Лазарев. В современной литературе его упоминают лишь в связи с именем А.П. Чехова, сохранилась переписка между ними. Но Александр Семёнович Лазарев (1861-1927) представляется весьма неординарной личностью и заслуживает более при стального внимания. Его отец был владимирским мещанином, судебным хроникёром газеты «Русские ведомости». Оставшись после смерти отца 14-летним, Лазарев поступил в Строгановское училище, которое окончил в 1881 г. Печататься начал с 17 лет. Талантливый писатель, автор сотен рассказов, небольших пьес и сценок, он был сотрудником различных московских и петербургских газет и юмористических журналов.
Под псевдонимом «А. Грузинский» Лазарев печатался в журналах «Осколки», «Будильник», «Сверчок», в «Петербургской газете», «Новом времени». Знакомство А.С. Лазарева с А.П. Чеховым началось в новогодний праздник, в январе 1887 г. Вскоре Антон Павлович писал: «Между прочим, был у меня А. Грузинский. По-видимому, это очень порядочный человек. Он молчалив... но и сквозь молчание иногда можно бывает разглядеть человека». А.С. Лазарев был приглашён на именины Чехова, однако в связи с окончанием каникул был вынужден явиться на службу в Киржач. Александр Семёнович часто бывал в московском доме писателя на Садовой-Кудринской, а также в усадьбах Мелихово и Бабкино. В становлении литературного мастерства Лазарев был очень многим обязан Чехову, который не раз отмечал остроумие, талант и порядочность «киржачского учителя».
Псевдоним Лазарева объясни ют его проживанием в 1880-е гг. на Большой Грузинской улице в Москве. В1887 г. Чехов и Лазарев писали в соавторстве водевиль «Гамлет принц датский», но судьба его неизвестна. Летом 1888 г. А.П. Чехов узнал о предстоящей женитьбе приятеля и писал ему: «Завидую Вам, добрейший Александр Семёнович. Завидую, что Вы женитесь и что Вы не утонули по уши в суету и не разучились ещё писать, как аз многогрешный. Поздравляю Вас, женише, с поступлением в ряды несчастных, осмеянных Вашими афоризмами, и желаю Вам от души, чтобы Ваш медовый месяц тянулся десятки лет, чтобы тёща бывала у Вас не чаще одного раза в год и чтобы дети Ваши не знались ни с музами, ни с нечистыми духами, ни с Н.А. Лейкиным... Если счастливую семейную жизнь с её чадами, восторгами и ежедневным поломойством можно сочетать с выдающимися литературными успехами, то желаю Вам и сих последних, желаю от души и чистого сердца, ибо Вы, как мне казалось и кажется, имеете все данные для этих успехов... Будьте счастливы, глядите почаще на луну, нюхайте цветы, глубоко вздыхайте и говорите возвышенным языком - таков удел всех женихов. А мне позвольте пребыть по-прежнему одиноким, старым заржавленным холостяком. А. Чехов. Я жалею, что я не женат или, по крайней мере, что у меня нет детей». При жизни автора рассказы Лазарева переводились на чешский язык. В 1891 г. в Петербурге вышла книга А. Грузинского «Нескучные рассказы», в 1911 г. в Москве - его же сборник рассказов «Женщины», а в 1909 г. - книга «Стихотворения».
Нельзя суверенностью утверждать, что киржачские воспитанники А.С. Лазарева знали о писательстве своего учителя. Он начал печататься в журналах ещё до начала своей службы в семинарии и потому при желании мог сам читать свои рассказы будущим коллегам, да и они, наверное, были знакомы с популярными еженедельными юмористическими журналами. Однако, с другой стороны, скрываясь под псевдонимом «А. Грузинский», А.С. Лазарев мог не предавать огласке свои литературные опыты, по крайней мере, в среде семинарии. Не исключено, что начальство могло неблагосклонно принимать сотрудничество своего преподавателя в сатирических журналах. Тем не менее вряд ли возможно, что начинающий писатель, работавший над своей первой книгой (напомним, что «Нескучные рассказы» вышли в свет в 1891 г., то есть во время службы Лазарева в Киржачской семинарии), мог утаить от своих учеников знакомство в А.П. Чеховым.
В 1904 г. Александр Семёнович писал некролог Антона Павловича, а впоследствии был автором воспоминаний о писателе. Известно 36 писем Чехова к Лазареву и 61 письмо Лазарева к Чехову в период 1887-1904 гг. А.С. Лазарев - пока единственный из преподавателей Киржачской семинарии, чья судьба прослеживается и в дальнейшем. Оставив семинарию, он целиком отдался литературной работе, стал секретарём (1891), а впоследствии соредактором «Будильника», позже (в 1909-1914 гг.) редактором-издателем юмористического журнала «Оса».
Одновременно с Лазаревым в Киржаче служил Константин Степанович Бедринский, заведовавший двухклассной образцовой школой, бывший выпускник той же семинарии. О нём писали как о «человеке живом, либерального образа мыслей». Закон Божий преподавал священник о. Александр Охотин, чьё пространное и очень доброе «Поучение», сказанное при выпуске воспитанников в 1891 г., было опубликовано в газете «Владимирские епархиальные ведомости». Наставником и учителем словесности в третьем классе был В.Ф. Андреев, окончивший философский факультет Московского университета, о нём также тепло вспоминали семинаристы.

Но жизнь многих выпускников семинарии складывалась примерно так, как у учителя Василия Александровича Столетова (1869-1942). Он родился в г. Владимире, в семье лавочника со скромным достатком, у которого кроме Василия было ещё трое детей. В Киржачской учительской семинарии он учился с 1896 по 1890 гг., ввиду крайне тяжёлого семейного положения был принят на казённый счет. В 1890 г. окончил курс и получил звание учителя начального училища. За бесплатное обучение в семинарии он должен был отработать не менее 4-х лет в школах губернии. 6 лет преподавал в школе с. Шумилово Суздальского уезда.

В 1895 г. женился на дочери священника с. Головино Капитолине Михайловне Цветаевой, ей к тому времени исполнилось 16 лет. Род Цветаевых более 300 лет священствовал в Суздальском, Шуйском и Александровском уездах Владимирской губернии. В 1896 г. В.А. Столетов перевёлся в с. Суворотское, поблизости от Владимира, участвовал в первой всеобщей переписи населения, с 1898 по 1902 г. преподавал в с. Богослово, Новое Село, Глухово (приход погоста Санниц), в 1902 г. переведён в Никольское училище при фабрике В. Морозова. Василий Александрович держался правила, возможно установленного в те времена, когда он работал сельским учителем, знакомиться с родителями учеников и бывать у них дома. Ко времени российских бедствий, войн и революций Василий Александрович и Клавдия Михайловна имели на руках десять детей (пятеро сыновей и столько же дочерей) и сироту сестру.

Летом 1917 г., при развивающемся в стране безвластии во время войны, фронт которой проходил от Балтийского моря до гористых пустынь Персии (Ирана), большая семья Столетовых начинала терпеть лишения. В справке о составе семьи и получаемых доходах в июле 1917 г. заведующий училищем В.А. Карабанов писал: «У В.А. Столетова семья состоит из 13 человек, а именно, его самого, супруги, 5-х сыновей, 5-ти дочерей и сироты сестры. Из 10 человек детей 2 сына учатся в гимназии, сын и дочь в начальном училище, а старшая дочь состоит учительницей в сельской школе. При такой многочисленной семье и в теперешнее время в жизни Василия Александровича с семейством ощущаются во всём большие недостатки и нужда. Кроме получаемого жалования за учительство В.А. Столетов других никаких источников дохода не имеет».

Революция, гражданская война, голод и разруха уменьшили семью учителя, умер 19-летний красноармеец Александр Столетов. Младшая дочь Александра родилась, когда Василию Александровичу шёл 55-й год, то есть в 1924 г. В тяжёлые времена многие учителя покинули школу, и Владимиру Александровичу приходилось работать в две смены. Во время ликвидации неграмотности он дополнительно занимался со взрослыми, организовывал выезд детей в летние лагеря. До 1940 г. преподавал в школах города, в последние годы снова в школе №1, так в советское время стало называться училище при мануфактуре Викулы Морозова. В.А. Столетов умер в 1942 г., похоронен на Ореховском кладбище, могила утеряна.
Со временем количество ежегодно выпускаемых учителей сократилось с 30 до 15-20 человек.
В 1894 г. при семинарии начали работу курсы садоводства и огородничества для губернских учителей.
Киржачская семинария воспитала большую часть народных учителей Владимирской губернии.
Её история заслуживает глубокого изучения с самых разных сторон: от проблемы народного образования во Владимирской губернии до личностей и судеб её отдельных воспитанников, учителей и наставников.

В советское время семинария закрыта, церковь в учебном корпусе уничтожена. В корпусах поселились люди, уже мало знакомые с той важной ролью, которую сыграла Киржачская учительская семинария в просвещении Владимирского края и в научном и экономическом развитии страны. Корпуса, где жили будущие академики, членкоры и писатели, постепенно ветшают, перестраиваются и приспосабливаются под нужды ныне живущих, и близится то время, когда из общей памяти народа будет вырвана ещё одна важная страница - выстроенная А.А. Соловьёвым в прекрасном парке Киржачская учительская семинария.
Город Киржач
Киржачский район

Copyright © 2015 Любовь безусловная




Источник: http://www.vidania.ru/temple/temple_vladimirskaya/kirzachskii_kirzach_aleksandra_nevskogo_cerkov_v_seminarii.html
Категория: Киржач | Добавил: Jupiter (17.03.2014)
Просмотров: 547 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
ГОРОСКОПЫ
Персональный гороскоп
Прогноз на месяц
Долгосрочный прогноз
Бизнес-гороскоп
Гороскоп профессии
Гороскоп талантов
Гороскоп совместимости
Таблица совместимости
Свадебный календарь
Календарь зачатия
Гадание по Книге перемен
Толкование сновидений

ИСТОРИЯ
Книги
НЕ МЕШАЙТЕ ЕМУ ВЛЮБИТЬСЯ В ВАС!
ВЕРОИСПОВЕДАНИЯ
Вход на сайт
Поиск
Друзья сайта

 
Сайт:


Copyright MyCorp © 2016