Суббота, 10.12.2016, 02:13

ActionTeaser.ru - тизерная реклама
ЛЮБОВЬ
ПОЗНАНИЕ
КНИГИ
СЕМЬЯ НОВОГО ТИПА. ЧТО ТАКОЕ СЕМЬЯ-ДРУЖБА.
КАК НЕ ОРАТЬ. ОПЫТ СПОКОЙНОГО ВОСПИТАНИЯ.
ПРАВОСЛАВИЕ
МЕНЮ
Категории раздела
Индоевропейцы [6]
Владимир [158]
Суздаль [71]
Муром [42]
Православные святые [41]
Москва [19]
Русколания [15]
Лемурия [11]
Атлантида [15]
Музеи [28]
Юрьев-Польский [11]
Переславль-Залесский [21]
Покров [5]
Иваново [10]
Лакинск [1]
Александров [15]
Вязники [10]
Мещера [19]
Киржач [4]
Петушки [0]
Кольчугино [0]
Гороховец [1]
Судогда [5]
Ковров [10]
Кольчугино [1]
Шуя [1]
Баннеры
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека
Рейтинг@Mail.ru
Яндекс цитирования
Статистика

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0

Яндекс.Метрика
Главная » Статьи » История » Владимир

Село Бутылицы

Бутылицы

Николо-Бутылицкий монастырь

До 1764 г. при Бутылицкой церкви существовал монастырь, известный под названием «Николо-Бутылицкой пустыни» и село Бутылицы образовалось из монастырской слободки.
Если обратиться к словарю В. Даля, то можно предположить, что название «Бутылицы» произошло от слова «бучило – бучильный – бучилицы» – что означает пучина, глубокая яма, в которой скапливается после половодья вода, не просыхающая даже летом. Ведь место, где расположено ныне село, действительно низменное, топкое.
По другой версии, в войске Ивана Грозного был воевода Бутылин, которого прозывали Бутылица. Он разбил близ села войско татар. На месте этого сражения был поставлен крест в честь одержанной победы с надписью: «Здесь был воевода Бутылица». Позднее рядом с крестом будет построен храм.
Согласно преданию, своему основанию село обязано Ивану Грозному. В 1552 г. царь пошёл на Казань. Путь его войска проходил через этот край. В июле того же года царь возвращался с победой в Москву тем же маршрутом. Чтобы закрепить память о победе над казанским ханством, Иван Грозный повелел построить деревянный храм на том месте, где сейчас расположены Бутылицы.

Монастырь был основан в XVI в. при церкви Николая Чудотворца. В старинных актах в первый раз упоминается в 1574 г.
Из настоятелей его известны: игумен Авраамий 1629 г. (получил подтвердительную грамоту на разные привилегии), игумен Варсонофий 1659 г., игумен Порфирий 1664 г. и игумен Иаков 1672 г.

В писцовых книгах 1629-1630 гг. находим следующее описание Бутылицкой пустыни: «въ пустыни церковь Николая Чудотворца и другая церковь Сретение иконы Богородицы Владимирския съ приделами препод. Александра Свирскаго и Макария Желтоводскаго – строение Никиты Языкова, а въ церкви образы и свечи и книги – строение мирское и вкладчиковъ; на монастыре келья игуменская, въ монастыре живутъ 6 старцевъ, за монастыремъ два попа, дьяконъ, дьячекъ, дворъ игуменский животинный, 9 дворовъ бобыльскихъ, пашни монастырской 100 четв. Въ поле, перелогу 60 четв., лесу 90 четв., сена 200 копенъ, лесу непашеннаго на версту въ длину и ширину. По жалованной грамоте царя Михаила Феодоровича 1623 г. съ монастырскихъ крестьянъ никакихъ податей не берутъ. Бояринъ князь Сицкий далъ монастырь въ 1622 г. пустошь Семенково».
В переписных книгах 1646 г. показаны в Бутылицком монастыре те же церкви, что и в 1629-1630 гг., только относительно церкви Николая чудотворца прибавлено, что она построена Государем Царем Иваном Васильевичем Грозным.
Эта монастырская церковь в то же время была и приходской; для прихода был особый белый священник. Приход, по окладным книгам 1676 г., состоял из монастырской слободки, в которой было 24 двора крестьянских (в 1896 г. 218 дворов), и деревень: Вичкина, в ней 15 дворов крестьянских (в 1896 г.90 дворов), Кошкина – 8 дворов крестьянских (в 1896 г. 17 дворов), Кузмина, в ней был двор помещиков, где жил приказчик и 11 дворов крестьянских (в 1896 г. 119 дворов) и Максимова, в ней был двор помещиков и 15 дворов крестьянских (в 1896 г. 190 дворов). В пользу приходского причта имелось «пахатной земли по 6 четв. Въ поле и сенныхъ покосовъ на 30 копенъ».
В 1682 г. Бутылицкая пустынь была приписана к Воскресенскому Ново-Иерусалимскому монастырю. В это время по указу царя Федора Алексеевича была произведена опись монастыря. «Въ монастыре церковь Николая Чудотворца о пяти главахъ, царския двери ветхи – писаны на краскахъ, по правую сторону образъ Св. Николая Чудотворца Явленнаго, окладъ серебряный позолоченъ басмяной, венецъ чеканный, а въ немъ вставлены въ гнезда большие цветные камни, гривна серебряна позолочена, подъ гривною подушка атласная красная стегана, гривна серебряная, крестовъ прикладныхъ 5 большихъ серебряныхъ, 3 малыхъ, 2 копейки золотныхъ, 2 золоченныхъ, рубль копеекъ серебряныхъ; образъ этотъ въ киоте деревянномъ, писанномъ травами на краскахъ, пелена камчатная – камка малиновый цветъ, на пелене крестъ шитъ серебромъ, подкладка крашенинная; предъ образомъ лампада висячая медная, кисть у ней шелковая. Подле того образа – образъ Николая же Чудотворца на золоте поясной Противъ праваго клироса образъ Распятие Господа Иисуса Христа, а на другой стороне Входъ Господень во Иерусалимъ, а стоитъ этотъ образъ въ станку деревянномъ, пелена крашенинная – кирпичный цветъ, опушка зеленая. Образъ избранныхъ святыхъ – Спасовъ, св. ап. Петра и Павла, прор. Илии да Флора и Лавра. По левой стороне царскихъ вратъ: образъ Преч. Богородицы Одигитрии, окладъ и венцы басмяны ветхи позолоченя, въ венцахъ вставлены 9 каменей большихъ, прикладу – серьги позолочены серебряные, да серьги съ каменемъ, пелена киндяшная, лампада предъ образомъ висячая. Двери северные, на нихъ Благоразумный разбойникъ, надъ дверьми два образа штилистовыхъ да четыре-листовый-образъ Огненное восхождение Илии писанъ на золоте, Макария Чудотворца на краскахъ и мученика Христофора на краскахъ же. Подле северныхъ дверей образъ местный св. вел. муч. Георгия, предъ нимъ поставная свеча вощаная; подле сего въ большомъ деревянномъ киоте 12 миней месячныхъ на золоте. Предъ левымъ клиросомъ на двухъ налояхъ стоитъ три образа въ киоте четырелистовыхъ: образъ всехъ святыхъ ветхъ на золоте, окладной образъ Преч. Богородицы Одигитрии окладъ басмяной, венецъ и цата сканные съ камешки ветхи, убрусъ жемчужной мелкий, образъ Знамения Пресв. Богородицы да молящихъ трехъ святыхъ – окладъ басмяной серебряный позолоченъ, венцы резные. Надъ царскими дверьми поясъ деисусовъ, въ средине Спасъ и Богородицв и Архангелы и апостолы, выше того поясъ старыхъ местныхъ образовъ – образъ Вседержителя, Троицы Пресвятыя, Богородицы Смоленския, Николая Чудотворца, Филиппа Митрополита, Алексея Человека Божия, Макария Чудотворца и Флора и Лавра. Въ церкви два крылоса, надъ ними покрышка шатровая, паникадило медное о 12 шандалахъ, яблоко деревянное, кисть шелковая. Въ олтаре на престоле срачина выбойчатая, на ней крестъ китаешный белый, напрестольный крестъ серебряный басмяной позолоченъ, въ немъ 3 камешка цветныхъ, другой крестъ серебряный басмяной ветхъ, Евангелие древней печати, средникъ и Евангелисты серебряные позолочены, антиминсъ новый, индития крашенинная; надъ престоломъ сень деревянная шатровая на столбахъ, завеса выбойчатая кружчатая; за престоломъ крестъ писанъ краски ветхъ, образъ Богородицы Владимирские ветхъ въ окладе басмяномъ, убрусецъ низанъ жемчугомъ, пелена дорогильная красная, опушка тафтяная черная, крестъ и полы у опушки низаны жемчугомъ, на другой стороне того образа образъ Николая Чудотворца… На жертвеннике покрышка крашенинная, потиръ серебряный золоченъ, другие сосуды оловянные, звезда медная; воздухи алая опушка, крестъ золотой, покровъ дорогильный красный, на немъ вышиты деисусы и херувимы, покровецъ тафтяной бруснишной цветъ. На жертвеннике образъ Богородицы Умиление, убрусъ жемчужный, на пелене вышитъ образъ Богородицы Одигитрии личнымъ швомъ, на жертвеннике образъ девяти-листовый Богородицы Одигитрии, окладъ и венцы басемные; да тутъ же стоятъ пять иконъ окладныхъ штилистовыхъ да образъ четырелистовый Николая Чудотворца окладъ басмяной ветхъ, венецъ резной да шитыхъ иконъ не-окладныхъ – 4 штилистовые и 2 двулистовые. Надъ горнимъ местомъ окошко красное, надъ нимъ образъ окладной Елисеево видение; надъ завесой царскихъ дверей образъ Преч. Богородицы Умиление штилистовый окладной, образъ Николая Чудотворца вышитъ по белой тафте личнымъ швомъ, на опушке вышитъ кондакъ.
Въ ризнице: панагия серебряная, две панагии костяныхъ резныхъ обложены серебромъ да крестъ резной на кости въ серебре. Ризы камчатые желтые, оплечье бархатъ золотной, опушка дорогильная красная, подпушка киндяшная кирпишной цветъ, подкладка крашенинная, ризы камчатные камка китайская по красной земле, ризы миткалинные, оплечье бархатъ зеленой, ризы полотняные… Подризникъ выбойчатый русской выбойки, другой подризникъ холстинный… Два пояса нитяные съ кистьми…
Две свечи поставныхъ восчаныхъ большихъ безъ дерева, весу въ нихъ 7 пудъ.
Книгъ: Евангелие толковое, Мечъ Духовный, Прологъ за полгода, Житие Св. Николая Чудотворца, Служебникъ, печатанный при царе Борисе… Евангелие письменное, Шестодневъ.
Въ трапезе образъ Николая Чудотворца Можайскаго съ житиемъ и чудесами. Паперть на выпускахъ высокая съ трехъ сторонъ, кругъ церкви два схода съ лестницы и рундуки.
Церковь неосвященная новая древяна во имя Сретения иконы Пресв. Богородицы Владимирския объ одной главе, глава деревянная чешуйчатая, на взрубе, въ церкви образовъ нетъ. Царские двери новыя на краскахъ… Крылосы сосновые собраны досками, предъ олтаремъ две ступени. Противъ церкви трапеза новая для братскаго обеда, межъ церкви и трапезы сени, а отъ сеней крыльцо и лестница, рундукъ и перила – все крыто досками.
Церковь ветхая съ трапезою – развалилась. Ворота святыя деревянные рублены на каменное дело, на воротахъ колокольня рублена осмерикомъ, глава чешуйчатая, на колокольне 6 колоколовъ, а съ приходу приделанъ рундукъ съ перилами и перегороженъ на двое, надъ нимъ покрышка зубчатая, глава чешуйчатая… Ограда кругъ монастыря заборомъ.
Строитель въ монастыре Тихонъ, белый попъ Симеонъ, 2 старца крылошанина, дворъ дьячковъ. На скотномъ и конюшенномъ дворе работники, а повара и хлебники бываютъ изъ крестьянъ погодно. Казенной кельи нетъ. Келья строительская черная, въ ней казенной рухляди: образъ Преч. Богородицы на золоте… пол-пуда соли, 13 холстинъ целыхъ, два гужа сыромятныхъ, 2 голицы… 10 овчинъ (далее описывается до мелочи все что ыбло в келье)… три кельи братскихъ да хлебная, въ ней печь глиняная, заслонъ деревянный… три житницы, погребъ съ напогребицей. Дворъ конюшенной, на немъ 12 лошадей; на скотномъ дворе 7 коровъ дойныхъ, 20 овецъ, 17 свиней, 3 гуся, 3 утки. Огородъ, на усадьбе сеется конопля… Два овина.
Подле монастыря деревня Бутылицы, въ ней 27 дворовъ крестьянскихъ и бобыльскихъ; на пустоши Семенковой 1 дворъ крестьянский».

Бутылицкий приход

В 1764 г. монастырь был упразднён, церкви монастырские были обращены в приходские. Эти деревянные церкви существовали до 1835 г., когда вместо них был устроен каменный храм и с такой же колокольней.
Престолов в храме было устроено три: главный во имя Св. Николая Чудотворца, в трапезе во имя св. прор. Илии и свв. Муч. Флора и Лавра.
В 1869 г. трапеза была расширена.
В 1889 г. во время страшного пожара, истребившего село Бутылицы, пострадала и церковь. В трапезе остались только одни стены, с колокольни упал колокол. Свят. Антиминсы, дарохранительницы, напрестольные кресты и Евангелие были спасены от огня, но ризница, древние иконы, многие книги и документы сгорели…
После пожара церковь и колокольня были возобновлены в 1890-1892 гг. В трапезе престолы были освящены в тоже наименование.
«Утварью, ризницей, св. иконами и богослужебными книгами церковь въ настоящее время снабжена достаточно. Изъ св. иконъ особенно чтима прихожанами древняя икона Святителя Николая Чудотворца.
Причта при церкви по штату положено: 2 священника, диаконъ и два псаломщика. На содержание ихъ получается изъ разныхъ источниковъ около 1,000 руб. въ годъ. Дома у членовъ причта собственные на церковной земле.
Приходъ состоитъ изъ села Бутылицъ, сельца Кузьмина (1.5 версты отъ церкви) и деревень: Вичкина (4 вер.), Ново-Николаевской (7 вер.), Максимова (6 вер.), Дубровки (1 вер.), Добрятина (4 вер.) и Кошкина (2 вер.), въ коихъ по клировымъ ведомостямъ числится 2,512 душъ муж. пола и 2.595 женскаго. Въ приходе имеются две народныхъ школы: церковно-приходская и земская; учащихся въ 1896 г. въ обеихъ школахъ было 118. Кроме того въ деревняхъ: Вичкине и Ново-Николаевской въ 1895 и 1896 гг. были открыты грамоты».
В 1872 г. в церковном доме открылось Бутылицкое земское училище. Обучалось в нём 53 человека: 51 мальчик и 2 девочки. Попечителем училища был А.А. Толстой.

Священниками в храме служили в 1804 г. Сперанский С.К., в 1823 г. Веселовский Ф.В., в 1835 г. Быстрицкий И.Е., в 1845 г. Миловидов И.В., в 1850 г. Адельфин И.Д., а в 1859 г. - поэт Иван Иванович Альбицкий. Литературное творчество Альбицкого долгое время незаслуженно оставалось в неизвестности, пока оно не было открыто русским критиком С.А. Венгеровым в его «Словаре» в 1888 г. Литературный талант поэта, к сожалению, не успел раскрыться в полной мере из-за его преждевременной смерти (умер он в возрасте 28 лет).
И.И. Альбицкий родился 4 октября 1833 г. в селе Заколпье Меленковского уезда (ныне Гусь-Хрустального района) в семье священника. Детство мальчика прошло беззаботно и счастливо. Первоначальное образование он получил дома. В 1843 г. Альбицкий поступил во Владимирское духовное училище, а в 1848 г. перешёл в духовную семинарию, которую окончил в 1854 г. Он был прилежным семинаристом. Науки давались ему легко, и закончил он курс студентом первого разряда. Из всех отметок аттестата особенно выделялась словесность. По словам современников, Альбицкий очень рано начал сочинять стихи, особенно удавались ему юмористические произведения. Он создавал их экспромтом в кругу своих товарищей по семинарии. Во второй пол. XIX в. по всей России широко распевалась песня
«Настоечка двойная».
Настоечка двойная
Настоечка травная,
Сквозь уголь пропускная,
Усладистая.
Долгое время она считалась народной, её переделывали на разные вариации, это была действительно застольная песня. Но её автором являлся И. Альбицкий, это подтвердили его семинарские товарищи.
После учёбы Альбицкий на некоторое время остановился в родительском доме, чтобы поправить своё пошатнувшееся здоровье. Осенью 1854 г. он был определён псаломщиком в село Плесцы Ковровского уезда. А 5 июля 1859 г. Альбицкий был рукоположен в священники храма села Бутылицы Меленковского уезда. Приход был большим и богатым. Бутылицы являлись значительными как по числу дворов и жителей, так и по ярмаркам, которые устраивались здесь в оба Николина дня. Но недолго пришлось Альбицкому священствовать в Бутылицком храме. Страдая продолжительное время чахоткой, он скончался 22 февраля 1862 г., оставив после себя двух малолетних детей. Похоронен И. Альбицкий в Бутылицах, но, к сожалению, его могила до наших дней не сохранилась. Жизнь поэта была слишком коротка, но и то, что уцелело из его творчества, получило всеобщую известность и признание.
Также в Бутылицком Никольском храме служили священники Харламовы Иван Семенович (1859) и Иаким Симеонович (1866), Генерозов В.И. (1875) и Бутурин С.Д. (1888).

В 1889 г. в Бутылицах произошел страшный пожар, о котором сообщалось в газете «Русский курьер» « … в селе Бутылицы 20-го мая произошёл пожар, уничтоживший в два часа 260 домов вместе с надворными постройками. Народ был в поле. При сильном порывистом ветре пламя быстро распространялось по всему селению. Сгорело много амбаров с запасными в них зерновым хлебом и кормом для скота. Стоявшая на площади знаменитая церковь во имя Святителя Николая воспламенилась от жары, перекладины под колоннами обгорели, и большой колокол упал на помост церковной паперти. Бороться с огнём не было никакой возможности, две сельские пожарные трубы, вывезенные на улицу, тут же сгорели. От большого села уцелело всего 10 дворов. Сотни семейств остались без крова и пищи, ночуя под открытым небом». От церкви остались лишь стены в трапезной, многие древние иконы, книги и документы сгорели.
Но уже через три года церковь была восстановлена, а село поднялось из пепла.
В 1859 г. в Бутылицах числилось 1021 человек, в 1897 г. в нем насчитывалось 218 дворов и 1275 человек .
В 1896 г. в Бутылицах открылась церковно-приходская школа, которая располагалась в кирпичном здании церковного двора. В школе было три класса, обучались в них девочки и мальчики в возрасте от 8 до 11 лет. Преподавал один учитель. По окончании школы ученики сдавали экзамены и получали удостоверения, особенно талантливым вручался похвальный лист. Но удостоверение об окончании школы не позволяло ученикам поступать в гимназию, так как три класса церковно-приходской школы не давали необходимым знаний.
В 1899 г. в селе открыта бесплатная народная библиотека, насчитывающая около 700 экземпляров книг. Число читателей составляло 109 мужчин и 5 женщин. Библиотека размещалась в то время в волостном правлении.

В нач. XX в. в состав Бутылицкой волости входило 17 поселений. Территория волости достигала 50 т. дес., заселена была слабо (32 человека на 1 кв. км.). Сельскохозяйственное население составляло более 3 тыс. дворов. Обеспеченность хозяйств рабскотом (лошадьми) составляло 0,4 головы на хозяйство, основным орудием труда при вспашке была соха. Состав выращиваемых культур был разнообразен: гречиха, овёс, пшеница, картофель. Обеспеченность крестьянских хозяйств скотом считалась средней, в стаде были коровы, овцы и свиньи. Из подсобных отраслей сельского хозяйства можно выделить пчеловодство, садоводство и огородничество.
В 1902 г. в Бутылицах насчитывалось 254 двора с населением 1432 человека, из них 710 мужчин, 722 женщины, детей в возрасте 8-11 лет - 122 .
До революции село Бутылицы было одним их крупных торгово-промышленных центров губернии. Здесь устраивались крупные ярмарки, на которые приезжали торговцы даже из Мурома и Владимира. Не случайно в сер. XIX в. здесь планировалось построить фабрики, но местные власти не дали разрешения на постройки. Они не выделили даже небольшой участок земли для земской больницы, которую в конце концов построили в двух километрах от села, в деревне Кузьмино. Немало в селе было кустарных мастерских по выделке овчины, изготовлению валяных изделий. Широкое распространение имело домашнее ткачество. Имелся также кирпичный завод, кузница, льнотрепальное заведение крестьянина Фёдора Бумагина.
В Бутылицах действовала почтовая станция – ям, при которой постоянно было пять лошадей. Владельцами станции была семья Лукшиных. Они были известными в селе меценатами, например, Лукшин Алексей Вавилович подарил храму колокол.
Большое событие для села и всего Меленковского уезда произошло в 1912 г., когда открылось движение по железной дороге Москва-Казань, которую построил Н.К. Мекк. Бутылицы становятся крупной железнодорожной станцией.
В январе 1918 г. в селе организовалась советская власть. Первым председателем Совета был Созонов А.В., секретарём Трохин А.А. При Совете действовало несколько отделов: продовольственный, народного образования, по распределению земель и др. Новая власть столкнулась с множеством проблем, так как социалистические преобразования многие в деревне не поддерживали, недовольство властью Советов в июле 1918 г. вылилось в восстание.
Бутылицкий эсеро-кулацкий мятеж был одним из крупных и кровавых во Владимирской губернии. Он запечатлен в экспонатах Московского и Владимирского исторических музеев. Восстание началось утром 24 июля 1918 г.
Как уже было сказано выше, село было торговым центром не только Меленковского уезда, но и всей губернии. Сюда приезжали торговцы и покупатели из Владимира, Коврова, соседнего Мурома и многих других городов. Зажиточные крестьяне вагонами отправляли отсюда хлеб и картофель в рабочие районы страны, сбывая его по спекулятивным ценам, в то время как в городах надвигалась угроза голода. Местная власть и милиция не смогли справиться с таким критическим положением. Поэтому на станцию прибыл отряд красноармейцев из Меленок для борьбы со спекуляцией хлебом. Бутылицкий волостной исполнительный комитет, руководимый эсерами, попытался разоружить отряд, но это ему не удалось, так как командование отряда категорически отказалось подчиниться местной власти. Чуть позже красноармейцы задержали и опечатали три вагона с мукой, привезенной кулаками из Тимошина. Это и стало первой искрой начала восстания. Кулаки, вернувшись домой, созвали крестьян на митинг, где было решено идти на Бутылицы отбивать вагоны.
По всему уезду быстро распространился слух о том, что красноармейцы хотят отобрать у населения хлеб. В ближайшие села и деревни были посланы гонцы с призывом оказать помощь повстанцам. Таким образом, мятеж затронул Бутылицкую, Меленковскую, Заколпскую, Драчевскую, Крюковскую и Папулинскую волости. Восставшие, вооружившись винтовками, ружьями, вилами, топорами, подступили к Бутылицам одновременно с трех сторон, что указывало на наличие общего плана выступления против советской власти. Кстати, после подавления Муромского мятежа в Бутылицах обосновались многие эсеры и белогвардейские офицеры. Они сформировали штаб по руководству крестьянским волнением.
В районе д. Вичкино мятежники встретили трех красноармейцев, которые сопровождали продовольственный обоз. Одного из них они убили, двух других после пыток полуживыми закопали в землю. Многотысячная толпа, растянувшись на сотни метров, подошла к вокзалу. Малочисленный отряд красноармейцев, расквартированный на станции, не смог оказать серьезного сопротивления. Началась кровавая расправа: красноармейцев ловили, оглушали прикладами, выкалывали глаза. Часть из них была заживо сожжена, остальных полуживыми зарыли в землю.
Была разгромлена и сама станция, но телеграфист каким-то чудом успел отправить краткое сообщение: «В Бутылицах бунт!». На подавление мятежа направили три отряда из Меленок, Мурома и Москвы. Самым боеспособным оказался отряд знаменитых латышских стрелков. Прибыв из Москвы, они сходу вступили в бой с повстанцами. Пулеметными залпами они рассеяли ряды нападавших и преследовали их на пути к Максимову, Синжанам, Сафронову и Архангелу. Местные жители, опасаясь репрессий, покинули свои дома и, забрав скарб, укрылись в лесах.
После подавления трехдневного мятежа был создан военный трибунал, который постановил наложить на местное население контрибуцию в размере двух тысяч рублей, а зачинщиков бунта расстрелять.
Сейчас трудно установить количество погибших с обеих сторон. Разные источники называют разные потери: цифры варьируются от 50 до 200 человек.
Но мирная жизнь постепенно налаживалась.


Церковь Николая Чудотворца в Бутылицах

В 1930-х гг. была варварски разграблена и осквернена церковь, вопреки желаниям многих местных жителей. Церковь была закрыта, венчания сломаны, священнослужители были репрессированы.
В 1990-х гг. церковь возвращена верующим, в храме ведутся реставрационные работы. Служба ведётся в здании церковно-приходской школы.

/Историко-стратистическое описание церквей и приходов Владимирской епархии. 1896 г./

Погост Куземский

«Погостъ Куземский или погостъ Иоанна Предтечи находится въ 32-хъ верстахъ отъ уезднаго города Меленки и въ 100 отъ губернскаго Владимира».

На месте Куземского погоста, в окружении старообрядческих селений, существовал женский Предтеченский монастырь. Время основания этого монастыря не известно. Упразднён монастырь был в первой четв. XVII в.

В писцовых книгах 1628-1630 гг. сообщается об этом погосте следующее: «Погостъ Иоанна Предтечи, что былъ девичь монастырь, а на погосте церковь соборъ Иоанна Предтечи холодная да другая церковь теплая Николая Чудотворца обе древяны клецки. У церкви во дворе попъ Терентий Лазаревъ, во дворе попъ Алексей Еремеевъ, пономарь и просвирница, на церковной земле 10 местъ келейныхъ. Пашни церковной середние земли 40 четв. Да лесомъ поросло 10 четв. Въ каждомъ поле. Того монастыря пустошь, что была деревня Горки, въ ней 3 места дворовыхъ, пашни паханыя наездомъ середние земли 30 четв., перелогу 20 четв., да лесомъ поросло 30 четв., а всего по 80 четв. въ поле, а въ дву по томужъ. Пустошь, что былъ починокъ, въ ней два места дворовыхъ, пашни паханыя наездомъ середние земли 15 четв., перелогу 10 четв., лесомъ поросло 20 четв., а всего 45 четв. въ поле, а въ дву потомужъ. Пустошь, что было селище Давыдовское стараго запустения, въ ней место дворовое, пашни паханыя наездомъ середние земли 8 четв. въ поле. Всей пахатной земли при погосте значилось по 200 четв. въ поле, а въ дву потомужъ.
Къ погосту и къ пустошамъ по заполью лужокъ Павловъ, лужокъ Попадьинъ, Макаровъ да въ лесу лужокъ Петрушинский, сена ставится 130 копенъ. Лесу пашеннаго 30 десят., да непашеннаго на полторы версты въ длину и на версту поперегъ».
Таким образом в первой пол. XVII в. причт церкви Куземского погоста владел сравнительно громадным земельным наделом. Все упомянутые пустоши были приложены в прежде бывший здесь девичий монастырь. Что касается прихода погоста Куземского, то о составе его имеются сведения в окладных книгах Рязанской епархии за 1676 г. По этим книгам, при церкви Иоанна Предтечи в погосте Куземском два священника, дьячек и пономарь; в приходе: «д. Угрюмова, въ ней дворъ помещиковъ, 12 двор. крестьянскихъ и 1 бобыльский (въ настоящее время здесь 27 дв.), д. Митина, въ ней два двора помещиковыхъ, 18 дв. крестьянскихъ и 1 бобыльский (ныне здесь 48 дв.), д. Скрыпина, въ ней 3 дв. помещиковыхъ, 36 дв. крестьянскихъ (ныне здесь 124 дв.), д. Горохова, въ ней 2 дв. помещиковыхъ, 7 дв. крестьянскихъ и 1 дв. задворнаго слуги (ныне здесь 39 дв.), д. Зимницы, въ ней дворъ помещиковъ и 8 дв. крестьянскихъ (ныне здесь 71 дв.), д. Бабухино, въ ней дворъ помещиковъ и 10 дв. крестьянскихъ (ныне здесь 33 дв.), д. Запрудная, въ ней 3 дв. помещиковыхъ и 6 дв. крестьянскихъ (ныне здесь 29 дв.), д. Псилово, въ ней 18 двор. крестьянских (ныне здесь 50 дв.), д. Мусина – 9 дв. крестьянскихъ (ныне здесь 18 дв.), д. Мушпанова – 7 дв. крестьянскихъ, д. Петрова, въ ней дворъ помещиковъ и 1 дв. крестьянскихъ. Земли при церкви по 200 четв. въ поле, сенного покосу 130 копенъ, лесу пашеннаго 30 дес. и непашеннаго на полторы версты въ длину и на 1 версту въ ширину».
Таков состав Куземского прихода к кон. XVII в. Из писцовых книг видно, что в 1628-1630 гг. на погосте было две деревянных церкви. Теплая Николаевская церковь была построена вновь в 1861 г.; куплена она была в селе Приклон Меленковского уезда; в 1882 г. она была расширена.
О времени построения холодной Предтеченской церкви не имеется никаких сведений. На Ирмологие изд. 1673 г. есть такая отметка: «въ 74 году освящена церковь Иоанна Предтечи при Преосвящен. Алексие, Архиепископе Рязанскомъ». Она не сохранила своего первоначального вида, в XIX в. кровля на ней была железная, под ней каменный фундамент, внутри вместо прежде бывшего полотняного иконостаса новый деревянный. Над престолом и жертвенником Предтеченского храма устроены полотняные сени.

Несмотря на древность церквей в погосте древнего в них почти ничего не сохранилось. К XIX в. сохранились только два напрестольных Евангелия печати 1685 и 1697 гг. и Ирмологий изд. 1673 г.
«Причта въ приходе по штату положено: два священника, диакон и два псаломщика. На содержание ихъ получается: арендной платы за землю 100 руб. и отъ службъ и требоисправлений до 900 руб. въ годъ. Дома у членовъ причта собственные на церковной земле.
Приходъ состоитъ изъ деревень: Угрюмова, Мишина (1 вер. отъ церкви), Скрыпина (3 вер.), Запрудья (6 вер.), Псилова (6 вер.), Мусина (6 вер.), Зимницъ (6 вер.), Горохова (3 вер.), Свежаковъ (3 вер.), Окулова (4 вер.) и Бабухова (6 вер.), въ коихъ по клировымъ ведомостямъ числится 1,481 душа муж. пола и 1,549 жен.
Въ погосте имеется церковно-приходская школа; учащихся въ 1896 г. было 26».
/Историко-стратистическое описание церквей и приходов Владимирской епархии. 1896 г./

Село ВЁШКИ

Земли в окрестности современного Гусь-Хрустального, по пути торгового тракта Владимир-Касимов, принадлежали Московскому Чудову монастырю.
В селе Вёшки, судя по надписи на старинной иконе Николая Чудотворца, с сер. XVI в. уже существовала церковь Вознесения Христова. «1575 года сие моление Чудова монастыря слуги Филиппа Иванова сына Серова поставил в село Вёшки к Вознесению Христову».
«Село Вешки, при придухъ, находится въ 62 верстахъ отъ уезднаго города Меленки и въ 60-ти отъ губернскаго Владимира».
До 1764 г. село Вешки принадлежало Московскому Чудову монастырю. По переписным книгам монастрыских и церковных земель Владимирского уезда 1637-1647 гг. в селе Вешках значится церковь Вознесения Господа I. Христа «древяна клецки, при церкви два священника, пономарь и просвирница; въ селе дворъ монастырский, 4 дв. детенышей монастырских, 8 двор. крестьянских и 10 двор. бобыльских (в 1896 г. было 101 дворов). Въ патриаршую казну съ этой церкви взималось дани съ 1656 г. по 1 рублю, 14 алтынъ и 2 деньги».
По патриаршим окладным книгам с 1656 г. значится «прибылою вновь церковь Сергия Радонежскаго въ селе Вешкахъ».
Это расхождение в показании переписных и окладных книг можно объяснить тем, что может быть в промужутках между 1637 и 1656 гг. в Вешках церковь была перестроена и новая церковь была освящена во имя преп. Сергия, или это была другая теплая церковь, которая как вновь построенная и попала в патриаршие окладные книги.
Деревянный храм существовал в Вешках до 1831 г., в этом же году он сгорел. В 1832 г. вместо сгоревшей церкви начата постройка каменного храма, трапеза была отстроена и освящена в 1832 г., а главный храм в 1850 г.
Престолов в храме два: главный в честь Вознесения Господня, в приделе теплом в честь Казанской иконы Пресвят. Богородицы.
«На обороте иконы Николая Чудотворца подпись: «сие моление дьяка Алексея Иванова села Вешекъ»; на иконе святителя Алексия надписано: «83 (1575) г. се моление Чудова монастыря слуги Филипа Иванова сына Серова поставилъ в селе Вежъке къ Вознесению Христову.
Причта при церкви по штату положено: священникъ и псаломщикъ. На содержание ихъ получается изъ разныхъ источниковъ до 500 руб. въ годъ. Дома у членовъ причта соственные на церковной земле.
Приходъ состоитъ изъ села Вешекъ и деревни Федотова (2 вер. отъ церкви), въ коихъ по клировымъ ведомостямъ числится 590 душъ муж. пола и 591 женскаго».
/Историко-стратистическое описание церквей и приходов Владимирской епархии. 1896 г./

СТАРООБРЯДЧЕСКАЯ «ЦАРЕВНА»

Монахиня Девора, благодаря многочисленным подношениям и пожертвованиям весьма разбогатела. Она купила у некоего Гостева землю за селом Шиморским, где начала строить новые кельи. Вероятно, туда и перешли её сподвижницы после того, их скит «разных вотчин крестьяня... сожгли» (май 1734 - конец 1735 гг.).

«Село Шиморское, при прудахъ, находится въ 20-ти верстахъ отъ уезднаго города Меленки и въ 150-ти отъ губернскаго. Шиморское прежде было расположено на правомъ берегу реки Оки, а потомъ крестьяне переселились на другое место, около версты на востокъ отъ перваго; прежнее место и доселе нахывается «старымъ селомъ». Когда случилось это переселение, точныхъ сведений о томъ не имеется».

Богатство лжецаревны также удостоверяло её «подлинность». Вот как рассуждал, к примеру, «расколоучитель» Б. Словущий (крестьянин д. Петриной дворцовой Ярополческой волости): «У простой де столко денег не будет; либо де она царица, либо царскова рода». До конца 1731 г. Девора съездила в Москву. Крестьянин д. Шустовой Муромского уезда И. Емельянов рассказывал В. Коренному (декабрь 1731 г.), что «возил де он старицу, ... которая де называла себя царевною, из Мурома в Москву... А что де та старица подлинно царевна, о том де ему подлинно ведомо от муромских жителей от Данила Железникова и Фёдора Мяздрикова. И как де он, Иван, тое старицу привёз в Москву, и в дом де, в котором она жила, приезжали знатные господа к той старице на поклон. И для того де он, Иван, тое старицу признавает за царевну». Далее он уточнил, «что де оная старица в Москве жила в монастыре в каменной полате, а в котором монастыре и какия господа приезжали, того имянно не сказал». Позднее И. Емельянов дополнил, что он «из Мурома потаённую царевну возил в Москву з другими некоими, а не один, а с кем – того не сказывал...».
В декабре 1731 г. Девора «приезжала в Вязниковскую слободу из муромских лесов из скита своего» и жила у местных «поповцев». Её принимали Ф. Малюшин, И. Тимофеев, сёстры Д. и А. Астафьевы, Д. Илпатова, А. Савельева, Н. Малахов. Привечали её и в других домах – возможно, у И.А. Лыскова (приказчика Ф. Малюшина) и у И.В. Серебрякова, ибо те в 1732 г. говорили о ней как о царевне.
Путь от скита до Вязников и обратно лежал через Муром, поэтому в нём, скорее всего, самозванка бывала не раз. В конце 1732 г. тесть П. Самарина Иван рассказывал В. Коренному, «что де которая из муромских лесов старица-царевна староверка когда того города Мурома в доме у вышеписанного Данила Железникова бывала, и ту де царевну зять ево Павел Самарин, и Фёдор Мяздриков, и муромской же де их камисар Осип Иванов сын Названов, и муромцы ж де Иван Стулов и Григорей Фёдоров сын Пашин с протчими за царевну почитают подлинно...». Нечто подобное весной 1735 г. В. Коренной слышал и от «раскольника» А.В. Синцова в доме у крестьянина С. Кузьмина (д. Сенчукова Муромского уезда): «Как де в муромских лесах в расколнических кельях жила черница (имяни её не сказал), и та де черница называла себя царевною, и муромцы де Данила Железников, Фёдор Мездриков и Александра Гарасимов тое черницу знали и за царевну её почитали, и в доме де у Железникова та черница бывала, того де ради и пожитки её в доме у него лежали». С. Кузьмин добавил, что и он «у той черницы был и с протчими людми... к руке прикладывался, для того что де те люди почитали её за царевну».
Видимо, в начале 1732 г., «едучи из Вязников в скит свой», Девора заехала в с. Богоявленское Владимирского уезда к тамошним крестьянам - «староверам» Ф.Г. и И.Ф. Бирюковым и взяла с собой дочь последнего – «девку» Прасковью. По мнению следователей, «старицу Девору... все живущия в том её ските черницы и белцы и белицы, и вышеозначенные вязниковцы, и протчие, которые тое Девору знали, называли царевною и прикладывались к руке её, Девориной, вменяя подлинно за царевну».
Однако её поддерживали далеко не все муромско-вязниковские «раскольники». Явными сторонниками самозванки, по всей видимости, были только местные «поповцы».
Источник: http://olegusenko1965.narod.ru/index/0-150

Город Меленки

Средневековые поселения муромской земли.

Монастыри Владимирской области.

Copyright © 2015 Любовь безусловная


Категория: Владимир | Добавил: Jupiter (05.01.2015)
Просмотров: 644 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
ГОРОСКОПЫ
Персональный гороскоп
Прогноз на месяц
Долгосрочный прогноз
Бизнес-гороскоп
Гороскоп профессии
Гороскоп талантов
Гороскоп совместимости
Таблица совместимости
Свадебный календарь
Календарь зачатия
Гадание по Книге перемен
Толкование сновидений

ИСТОРИЯ
Книги
НЕ МЕШАЙТЕ ЕМУ ВЛЮБИТЬСЯ В ВАС!
ВЕРОИСПОВЕДАНИЯ
Вход на сайт
Поиск
Друзья сайта

 
Сайт:


Copyright MyCorp © 2016