Суббота, 10.12.2016, 06:04

ActionTeaser.ru - тизерная реклама
ЛЮБОВЬ
ПОЗНАНИЕ
КНИГИ
СЕМЬЯ НОВОГО ТИПА. ЧТО ТАКОЕ СЕМЬЯ-ДРУЖБА.
КАК НЕ ОРАТЬ. ОПЫТ СПОКОЙНОГО ВОСПИТАНИЯ.
ПРАВОСЛАВИЕ
МЕНЮ
Категории раздела
Слово [8]
Лингвоэзотеризм [17]
Эзотерика [3]
Баннеры
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека
Рейтинг@Mail.ru
Яндекс цитирования
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Яндекс.Метрика
Главная » Статьи » Лингвоэзотеризм » Лингвоэзотеризм

Грани слова

Грани слова

Андрий Будугай

Цикл эссе посвящён моим болгарским друзьям.

Белег

Невяне Константиновой

Слово «белег»в болгарском языке имеет несколько значений:
1) «шрам, рубец, след»;
2) «знак, отметина, метка»;
3) перен. «признак, особенность, отличительная черта, примета».
Оно является заимствованием из турецкого, где bilgi, belgi – «знак», а bilmek – глагол «знать». Интересно, что подобная взаимосвязь между понятиями «знак» и «знать» наблюдается и в славянских языках: лексемы «знак», «значение», «знать», «знахарь», «сознание», «признание», «признак», «обозначение», «назначение», «предназначение», «ознаменование», «знаменитый», «знамя», «знамение» – одного корня.

До некоторой степени подобную взаимосвязь можем увидеть и в других языках. Например, в немецком языке, где Gewissen означает «совесть», Wissen – «знание; познания; осведомлённость»,wissen – «знать», а нем. zu+ wissenозначает «уметь (что-либо делать)». Фран. science («наука; знания») и фран. conscience («сознание; совесть»). Англ. science («наука; отрасль науки; ловкость, умение») и англ. conscience («совесть»).

В эзотерическом смысле понятия «знак», «значение» и «знать» тоже тесно взаимосвязаны, потому что соответственно уровню наших знаний мы и придаём значение происходящему вокруг нас, а значимость чего-то для нас зависит от уровня нашего сознания. Чем глубже мы постигаем себя и окружающий мир, тем всё большее значение для нас начинает иметь каждое проявление жизни в Космосе, которое становится своеобразным знамением нам. В своём религиозном значении знамение – это то, чем заостряют наше внимание Провиденциальные (букв. «видящие-ведающие наперёд») Силы, на что они обращают наше сознание чтобы указать нам куда идёт процесс, в котором мы стали принимать участие, чтобы предупредить нас о чём-то важном или предстоящей опасности, подготовить наше сознание к грядущим испытаниям. Умение обращать внимание на всё происходящее вокруг нас, читать и понимать знаки – важная область духовной практики. Знамение можно в определённой мере сравнить со знаменем – воинской святыней, используемой для обозначения своеобразного энергетического центра армейского подразделения, подачи знаков к действию.

Если человек не знает, как ему правильно поступить в необычной для него ситуации (не хватает жизненного опыта, знаний, так скажем, «не хватает ума»), то он может обратиться с молитвой к Силам Света за помощью, чтобы они дали знаки, подсказали, как ему лучше поступить. При этом заметим, что знаки есть общие для какой-то группы людей, а есть индивидуальные, понятные только одному конкретному человеку. Каждое сознание, становящееся на путь осознанного духовного развития, постепенно вырабатывает свою, персональную систему знаков.

Знаки, по сути, есть ни что иное, как проявления жизнедеятельности существ разных планов бытия: как физического, так и тонкого (астрального) и духовного. В процессе жизненной активности каждое существо создаёт вокруг себя энергетическое поле, ауру. При вхождении человека в новую для него зону, его аура начинает взаимодействие с энергетикой, эгрегором этой зоны, что, кстати, проявляется и на физическом плане в виде каких-либо фактов-знаков. Например, если человек входит в сферу влияния какой-то тёмной сущности, то с ним происходит что-то неприятное, предупреждающее человека об опасности. Если он не реагирует надлежащим образом на случившееся, то тёмный этой зоны пробивает внешний слой ауры этого человека. Затем идёт второй знак – более сильный удар. Если человек не реагирует и на него, то пробивается второй слой его ауры. Третий знак – самый сильный – предшествует пробиванию последнего слоя ауры, если человек пропустил и это предупреждение.

Человек, переступивший [здесь семантика этого слова почти такая же, что и у лексемы «преступник»] через все три знака (происшествия с ним), понятных его уровню сознания, но которым он осознанно не придал должного значения, такой человек становится невольником, полностью подвластным тёмной сущности, в сферу влияния которой он беспечно вошёл и предупреждениями о которой пренебрёг. Эта сущность, проникнув через все три защитных поля в самый центр человеческой ауры, сделала его практически беззащитным. Выход из подобного состояния возможен, но он очень болезнен: нерадивому придётся много выстрадать, прежде чем он сможет очиститься своими огромными (в сравнении с его потенцией) усилиями и при помощи Сил Света.

Следует оговориться, что такие знаки, как энергетические или физические удары, не всегда говорят о том, что человек входит в негативную зону. Может быть и так, что он, наоборот, идёт по пути к свету и освобождению от влияния тёмного, под влиянием которого он находился в последнее время. А ударами тьма будет пытаться сбить человека, испугать, ослепить его, отвернуть от пути спасения. Поэтому знаки надо учиться воспринимать не одиночно, а в комплексе, системно. И не будет преувеличением, если сказать, что умение видеть и правильно понимать знаки – это целая эзотерическая наука. И не случайно, что в таком духовном учении, как Агни Йога, которое дано человечеству для этого сложного переходного периода в Эру Водолея (называемую ещё Эпохой Женского Начала или Эпохой Матери Мира), кроме отдельных параграфов-шлок в разных местах учения о смысле и значении знаков, есть и целая отдельная книга, посвящённая этой сложной теме знаков. Эта книга так и называется: «Знаки» (или, как вариант, «Знаки Агни Йоги»).

И отнюдь не нужно огорчаться, если сразу не будет удаваться чтение знаков в нашей книге жизни: даже первоначальные ошибки станут в дальнейшем далеко не бесполезным подспорьем и будут способствовать освоению этой сокрытой в старину от непосвящённых науки.

Как уже говорилось в начале, русскому слову «знак» довольно близкопо значению болгарское слово «белег», сокоренное болг. «бележа»:
1) «отмечать»;
2) «делать знак, метку»;
3) перен. «показывать, регистрировать».
С «бележа» сокоренно и болг. «бележит»со значениями «знаменитый, выдающийся; знаменательный». Вероятно, имеется в виду то, что выдающимся человеком в древности мог быть только тот, кто отмечен(болг. «белязан») перстом Божьим: именно благодаря своей отмеченности, помощи свыше, способности и желанию различать знаки Неба, и становился он знаменитым, хотя совсем не знаменитость была его целью на духовном пути постижения Бога и Истины!

Биле

Донке Драмской

Слово «бuле» в болгарском языке имеет значение «целебное растение, целебная трава» и сокоренно русскому слову «былина» («стебель травы, травинка»). Является древним славянским словом с первоначальным значением «растение» и берёт начало от и.-е. корня *bhul- < *bhu- со значением «расти, увеличиваться», родственный глаголу «быть» («существовать») и греч. «bia» («жизненная сила»).

Связь понятий «растение» и «существование» (=жизнь) можно было бы попытаться объяснить, используя знания эзотеризма. Возьмём хотя бы заслуживающую уважение мастерством изложения, умением донести до читателя сложные оккультные законы работу Макса Генделя «Космогоническая концепция Розенкрейцеров», которая относительно недавно увидела мир и в болгаро-язычном варианте. В 1-й и 2-й главах 1-й части автор объясняет принципы построения представителей царств минералов, растений, животных и человека. Так, у них у всех есть плотное тело, состоящее из трёх подпланов физического мира-плана – твёрдого вещества, жидкого и газообразного. У минералов нет, в отличие от растений, животных и людей, витального (от лат. vita– «жизнь») тела, то есть тела жизни. Именно из-за его наличия или отсутствия и происходит условное деление природы на живую и неживую: минералы, не имеющие витального тела, относятся к неживой, а представители всех остальных царств – к живой природе.

Витальное тело состоит из плазменного (эфирного) вида материи, имеющего четыре разновидности (подплана). Самый грубый, низкочастотный (вибрации которого самые низкие, медленные) подплан – мир химического эфира, являющегося носителем энергий усвоения (ассимиляции и диссимиляции). Вторым по высоте частотности является подплан жизненного эфира, обеспечивающего процессы размножения. Третий подплан – мир светового эфира (носитель чувства) и четвёртый, соответственно – мир отражающегося эфира (носитель памяти). Растения имеют витальное тело, состоящее из двух первых подпланов, в котором формируются энергетические проводники для третьего подплана. У животных же и у людей витал уже «укомплектован» всеми четырьмя видами эфира (подпланами). Поэтому их жизненные тела качественно отличаются от растительных.

Пожалуй, может быть выделена общая черта у растений и у рыб, которые, если не вдаваться в подробности зоологической таксономии, ближе других высокоорганизованных животных расположены к растениям: находятся в промежутке между растениями и теплокровными животными. Само название «растение», как и вышеупомянутый и.е. корень *bhul-, как бы подчёркивает то, что их витальное тело способствует росту растений на протяжении всей их жизни. Могут расти на протяжении большей части своей жизни и рыбы: при этом их рост во многом зависит ещё и от объёма воды, жизненного пространства, припадающего на каждую особь. Именно поэтому в аквариуме рыбки, как правило, меньше своих собратьев, живущих на воле.

Стоит отметить и ещё одну особенность, которая может сделать попытку объяснить связь названия «биле» с «бытием», жизнью [ср. зачин в русских народных сказках «жили-были», где «жить» и «быть» выступают как синонимы]. Согласно опять же розенкрейцерской эзотерической традиции, но на этот раз в изложении теософа Нины Павловны Рудниковой (работа «Солнечный Путь. Арканы Таро»), когда произошло грехопадение человечества, то его кармически-энергетическая тяжесть большим бременем легла на животных – младших братьев людей. Это привело к очень сильному замедлению эволюции душ в царстве животных. Тяжесть духовного падения стала сказываться и на других царствах. Чтобы хоть как-то уменьшить последствия совершившегося, Провиденциальные Силы произвели блокировку растительного и минерального царств от воздействия энергий человеческой психики. С одной стороны, это значительно ограничило возможности человеческого сознания в практике общения с представителями царств растений и минералов, а с другой стороны – спасло жизнь на планете от ещё большей катастрофы.

Именно благодаря растениям и стала поддерживаться жизнь на Земле: люди потеряли способность питаться энергией солнечных лучей, которая сохранилась только у растений. Усвоенная в процессе фотосинтеза энергия и выделяемый при этом кислород дают возможность существовать и развиваться людям и животным: вспомним, что слово «трава» по-древнеславянски буквально означало «поедаемое» (скотом), а сокоренноеему украинское слово «травлення» означает «пищеварение». А лучи, усваиваемые при фотосинтезе, – это ни что иное, как эманации, проявление любви Солнца как живой сущности ко всему окружающему его.

Интересно, кстати, что в оккультизме сердечная чакра соответствует зелёному цвету, доминирующему в природе и самомуприятному для зрения человека. Может, не случайно сокоренныесловам «биле» и «быть» (=жить) греч. phyо («выращиваю, расту, рождаю»), греч. phytоn («растение»), греч. phyllonи лат. folium(«лист») похожи на лат. phileо и греч. philео со значением «любить», подобно тому, как похоженем. слово Leben(«жизнь») на нем. Liebe(«любовь»).

Не малая роль растений также и как организмов, вырабатывающих вещества, аккумулирующие космические энергии, которые можно использовать и для защиты от различных болезней. Растения – наши спасители сразу на нескольких планах бытия. Так что связь семантики слов «биле» и «бытие», на наш взгляд, полностью оправдана.

Бистрота

Слово «бистрота» в болгарском языке имеет значение «прозрачность, чистота» и сокоренно болг. прилагательному «бистър» («прозрачный, чистый; перен. ясный, трезвый, светлый») и русскому «быстрота». Интересна связь трезвости с чистотой и ясностью: употребивший алкоголь нередко попадает в состояние, когда всё «как в тумане», то есть неясно, смутно и сложно найти нужное, правильное решение, подобрать необходимую меру (ср. др.рус. «трезвыи» – «умеренный, здравый»).

Не приходиться говорить о том, что и скорость реакции у нетрезвого человека замедляется. Заметим также, что замедляется и скорость химической реакции в загрязнённом растворе. А ведь мышление то же связано с химическими реакциями. И чем больше загрязнённость раствора, тем медленней скорость реакции. Загрязнённость может дойти и до такой степени, что реакция вообще прекратиться. Так что, говоря одновременно и в шутку, и всерьёз: чтобы иметь надлежащую скорость реакций ума и тела, очищайте и сознание, и организм от всего лишнего – разного вида токсинов и балласта!

Благ

Слово «благ» в болгарском языке имеет значения «добрый, кроткий; ласковый; (на вкус) сладкий, приятный» и сокоренно рус. «благо» («добро, счастье; всё, что приносит удовлетворение»), рус. «блаженство» («безграничное счастье»). Того же корня и слово «блаженный», которое имеет антонимические значения «хороший; счастливый» и «плохой; юродивый, глуповатый, чудаковатый». В украинском языке есть сокоренное слово «благий» со значениями «плохой, слабый, ветхий» [например, «благий (благенький) одяг» — «худая, плохая (плохонькая) одежда»], а в русском имеется ещё и слово «блажь» в значении «дурь». Болгарское «благ» имеет значения, относящиеся к позитивному семантическому полюсу. Хотя, опять же, если перебрать меру, то и хорошее может стать плохим, а полезное – вредным. А при выверенной мере и вредные вещества могут принести пользу: вспомним ту же гомеопатию, лечение подобным, когда точно определённой дозой препарата (часто – токсина) добиваются освобождения от болезни.

По ходу заметим, что, как правило, лекарства не бывают сладкими, а горьки на вкус и лишь для детей стараются их сделать сладкими: настоящее лечение не бывает лёгким и для исцеления надо пройти через горечь испытаний. Кстати, сладкое при большой концентрации воспринимается вкусовыми рецепторами как горькое. Точно так же и в духовном плане: те, кто сладострастно стремятся к получению удовольствий – становятся на путь саморазрушения и греха (так сказать своеобразной «денатурации», потери подаренных Господом качеств) и на определённом этапе их ждёт горчайшая чаша искупления. Те же, кто не боятся горечи на духовном пути, получают сладость просветления и спасения.

О духовной горечи и сладости есть места и в Библии. Вот, например, что говорится Иоанном Богословом, автором Откровения – одной из самых загадочных книг святого писания, касающейся нашего времени Апокалипсиса: «И голос, который я слышал с неба, опять стал говорить со мной и сказал: пойди, возьми раскрытую книжку из руки Ангела, стоящего на море и на земле. И я пошёл к Ангелу и сказал: дай мне книжку. Он сказал мне: возьми и съешь её; она будет горька во чреве твоём, но в устах будет сладка, как мёд. И взял я книжку из руки Ангела и съел её; и она в устах моих была сладка, как мёд; когда же съел её, то горько стало во чреве моём. И сказал он мне: тебе надлежит опять пророчествовать о народах и племенах и языках и царях многих» (Откр., 10:8-11). О какой горечи и о какой сладости здесь идёт речь – судить самому читателю. Мы же только напомним в конце слова Иисуса Христа из нагорной проповеди о том, что «блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они утешатся» (Матф., 5:6), и скажем, что, пожалуй, никогда не надо забывать, что не всё то золото, что блестит и не всё то доброе, что сладкое на вкус. Так что не будем делать поверхностных выводов, дабы не принимать очевидное за истинное.

Блъскам

Слово «блъскам» в болгарском языке имеет значения «бить, ударять, колотить; толкнуть; сбить» и сокоренно болг. «отблъсквам» («отталкивать, отпихивать; воен. отбивать, отражать; перен. вызывать отвращение»).

Вполне возможно, что того же корня и укр. «блискавка» («молния») и рус. «блеск», если учесть фактор скорости: и у молнии, и у любого блеска присутствует свет – то, что ещё относительно недавно считалось самым быстрым в физическом мире. А без скорости какой же эффект от удара?! Сравните болг. «сблъсквам / сблъскам» – «сталкивать»; болг. «сблъскване» – «сталкивание; столкновение»: от быстрого столкновения двух твёрдых предметов могут появиться искры.

Бой

Слово «бой» в болгарском языке имеет два значения – «бой, сражение; драка» и народное «рост». Видимо, имелось в виду, что чем выше человеческий рост, тем сильнее удар (= бить: лексемы «бой» и «бить» – однокоренные). Того же корня и болг. слова «болка» («боль») и «болярин» («боярин»), ведь боярин – это тот, кто профессионально занимался войной, нанесением ударов, а боль возникает от удара. При этом не имеет значения, нанесён ли удар на физическом или на тонком плане: в первую очередь повреждается и чувствует боль тонкое (астральное) тело.

Интересно, что в др.рус. языке словосочетание «въ разбои» имело значение «умышленно», которое семантически связано с понятием «желание» [1], а последнее – с астральным планом и телом желаний.
Вполне возможно, что того же корня, что и «бой», и англ. boy («парень») – война ведётся мужчинами, а период юношества отличается от других возрастов, пожалуй, тем, что парни особенно рвутся к самоутверждению и используют для этого все средства, в том числе и «аргумент кулака». Говоря языком российского учёного Льва Гумилёва (сына известного русского поэта Николая Гумилёва), юность – это период повышенной пассионарности (от фран. passion – «страсть»), и агрессивность – одна из форм её проявления.

[1] Разбойник желает что-то захватить и это желание начинает руководить его мыслями и действиями.

Буден

Ольге Неделчевой

Слово «буден» в болгарском языке имеет значения «бодрствующий; бдительный, неусыпный; умный, интеллигентный; передовой, сознательный» и сокоренно болг. «будя» («будить, пробуждать; будить, вызывать (интерес)»), а также «будка» («киоск; будка; сторожка (для караула)»).
Того же корня, что и «буден», слова «бдеть», «блюсти», «наблюдать», др.рус. «набдети» («заботиться»), др.рус. «блюсти ся» («остерегаться»), греч. peuthomai («узнавать, воспринимать; бодрствовать, наблюдать»), др.инд. bоdhati («замечать; пробуждаться»).

Основной акцент в большинстве вышеприведённых однокоренных слов и их значений делается на том, что сознание не спит, а бдит, находится в бодрствующем состоянии: вероятно, имеется ввиду, что спящий не может отличаться в состоянии сна умом и передовыми мыслями.

Пожалуй, важно подчеркнуть, что духовная работа немыслима без состояния бдящего сознания, а монахи – люди, полностью посвятившие себя, всю свою жизнь духовному совершенствованию – стараются по максимуму ограничить даже свой физический сон, чтобы как можно более продолжительное время их сознание пребывало в состоянии бдения. Осваивают монахи и представители некоторых оккультных школ и методики, помогающие добиваться состояния бдения и остроты восприятия сознания и во сне, во время пребывания сознания в астрале, когда большинство людей засыпают в буквальном смысле, отключаясь от какой-либо духовной работы. В это время такие беззаботно спящие похожи, пользуясь выражением Сенеки, на корабли, которые всегда плывут по ветру и потому не смогут попасть ни в один из портов.

Как самая передовая армия должна иметь надёжный тыл, для крепости которого надо его обеспечивать и хорошей охраной, так и передовое сознание должно не только осваивать новые физические и ментальные пространства, но и быть до определённой степени консервативным (<лат. conservo – «охраняю»), бдеть, быть (=стоять) на чеку, охранять то, что очень важно. При этом хочется отметить два нюанса.

Первый нюанс – это то, что для сохранения имеющегося охрана должна остерегаться (=сторожить; осторожный), но при этом не бояться. Тот, кто бодрствует, охраняет, бережёт жизненно необходимое, принципиально отличается от того, кто боится: первый владеет собой и ситуацией, адекватно отвечая на опасные моменты, а второй – уже не может обеспечить должной реакции и, как считается в восточных единоборствах, уже наполовину проиграл (ведь понятие «бояться» означает буквально ни что иное, как «бить себя»). А духовный путь – это та же война, духовная брань между добром и злом, где надо быть в неусыпном напряжении, потому как самое кратковременное полное расслабление может быть тут же использовано врагом рода человеческого, и отвоевать утраченное будет задачей не из лёгких.

Второй нюанс отчасти перекликается с первым: для охраны имеющегося и освоения нового надо быть бодрым, а, значит, быть в тургоре (лат. turgor – «полный»), наполненным энергией, что достигается правильным распределением тех сил, которые даны на данное время. А их, надо сказать, Небо нам всегда даёт в достаточном количестве и даже немного с запасом. Другое дело, что мы их транжирим по пустякам, на получение всякого рода сомнительных удовольствий и на главное их может уже и не хватить.

Видимо, о том, что руководящие нашей эволюцией Иерархи нас предварительно обеспечивают необходимой энергией, косвенно говорит тот факт, что того же корня, что и «буден» слова «блюсти», «бодрый» (< бодрствующий), «снабдить» [в древнерусском языке имело значения «сохранять, сберегать» и являлось сращением основ «сънъ» – «сон» и «бъдети» – «заботиться, быть бодрствующим»], а лексемы «буден» и «будя» так похожи на болг. слова «буен» («буйный; сильный; громкий»), «буря-бушувам», «избухване» («взрыв; вспышка»), – то есть, всё то, на что надо много энергии. Дело же нашего сознания в том, чтобы правильно направить эту энергию, как можно более эффективно её использовать.

Может быть, поэтому слова «предварительно», укр. «вартий» («достойный, стоящий (внимания)»), укр. «вартувати» («сторожить; караулить; оберегать, охранять; дежурить»), нем. wаrten («ждать, дожидаться»; «ухаживать»), болг. «вардя» («сторожить, охранять; хранить, беречь; подкарауливать») похожи друг на друг и как бы отображают разные грани вышесказанного.

Вполне возможно, что в древности со словом «будя» могли быть связаны и слова, принявшие в древнерусском языке формы «буи» («дерзкий, смелый, ярый; неистовый; глупый, несмысленный») и «буиныи» («храбрый, смелый»): у обоих можно выделить значение своеобразной энергичности, готовности к действию, характерное и для глагола «будя» и сокоренному ему прилагательному «бодрый» (ср. «буйный» и «бодрый-бойкий-бой-боец»). А современные русские слова «обуять» и «буйный», также сокоренные словам «буден» и «бодрый», стали иметь негативный смысл и указывают на, мягко говоря, нерациональное использование своей и чужой психоэнергии, когда человек, так сказать, излишне бодр и активен, отдавая силы нечистым духам-существам.

Выдающийся украинский филолог Александр Афанасьевич Потебня возвёл лексему «буй» к индоевропейскому корню bhu- («расти, становиться сильным»). Другие филологи также утверждают, что у лексем «буйный», «бушевать», «бухнуть», «разбухать», «быстрый» – общая основа. Примыкают к ним и такие подразумевающие энергонаполненность лексемы, как «бурлить», норв. bura («реветь») и рус. «бурло» (первоначальное значение «орудие для воспроизведения какого-либо шума,крика», позднее – «крикун, шумливый человек»).

Интересно отметить, что со словом «буря» этимологически связано название такого зверька, как бурундук: по наблюдениям сибиряков, он клокочет перед ненастьем и в этом чем-то близок такой птице, как буревестник.

Пожалуй, можно сказать, что в данной группе слов присутствует явление энантиосемии, которое нередко встречается, когда мы имеем дело со словами давними, уходящими своими корнями в глубь веков. Энаниосемия – это явление полярного разделения значений у лексем-производных, берущих начало от одного словарного корня и понятия. Так, например, значения лексем «буден», «блюсти», «бодрый», «наблюдать» говорят о том, что человек контролирует свою энергию, а семантика сокоренных им лексем «обуять» («обезуметь») и «буря» указывает на противоположное – об опасности, выходе энергии из-под контроля, иначе говоря, о негативном характере совершаемого ею.

Слово «буря» по своему характеру является индоевропейским: ср. однокоренное ему лат. furo («бушевать, неистовствовать» > лат. «фурор», «фурия»), др.инд. bhurаti («быстро движется»). «Фурии» («безумные, яростные») – богини мести и угрызений совести в римской мифологии, наказывающие человека за совершённые им грехи. Фурии – аналог трёх греческих богинь эриний («безумные»; ещё одно, более позднее их название – эвмениды, «благомыслящие»), носящих имена Алекто, Тисифона и Мегера. Согласно мифам, вид эриний отвратителен: это старухи с развевающимися змеями вместо волос, с зажжёнными факелами в руках. Образ эриний прошёл путь от хтонических божеств, охраняющих права мёртвых, до устроительниц космического порядка, «блюстительниц правды», о которых Гераклит говорил, что без их воли даже «солнце не преступит своей меры».

По всей видимости, с лексемой «буря» связаны и некоторые английские слова, похожие на неё по форме и в значениях которых можно увидеть наличие энергии, а также связанной с ней силы: англ. burn («1. гореть; пылать; сгорать; 2. жечь; сжигать»), англ. burst («взрыв; вспышка»), англ. burden («І. 1. тяжесть; ноша; груз; 2. бремя, гнёт; ІІ. 1. нагружать; 2. обременять» – тяжесть, по сути, можно рассматривать как одну из разновидностей силы – силу гравитации).

Наверняка, из того же гнезда и англ. burden:
«1) тема; основная мысль; суть; лейтмотив;
2) припев, рефрен».
Основная мысль и суть, собственно, и передают характер превалирующей энергии, который отображается также и в припеве или в лейтмотиве – главной теме или идее, определяющей интонацию всего произведения.
Рус. слово «обуять» сопоставимо с «бойкий» (первоначально «драчливый, воинственный»), «бояться» (по сути, «бить себя»), др.рус. «бои» («страх, ужас»), др.инд. bhаyatе («боится»), лит. bajus («страшный»), лит. baisus («ужасный, отвратительный»),лат. foedus («гадкий, отвратительный»), латыш. biedet («пугать»), «бешеный» и «бес».
Возможно, что с ними этимологически связана и лексемы «беда» (то, что можно трактовать как вызванное воздействием бесов) и «бедность» (как бы «результат работы беды»). Лексема «беда» в др.рус. языке имела значение «насилие, принуждение», а «бедный», соответственно, – «лютый» (то есть первоначально, бедный, видимо, – это «тот, кто приносит беду», «бес»).

В завершение выскажем предположение, что вполне возможно, что лексема «будя» могла быть в древности сокоренна слову «будущее», которое очень зависит от наших действий «в сейчас», в настоящем. Не случайно лексеме «будя» сокоренны др.инд. лексема bоdhаyati («будит; учит»), а также название высшего духовного сана человека – «Будда», что в переводе с санскрита означает «Пробуждённый, Просветлённый», то есть постигший высшую Истину, наполненный Божьей силой-светом и живущий своим сознанием в Вечности, где прошлое, настоящее и будущее слито в одно целое.

Важа

Елене Поповой

Слово «важа» в болгарском языке имеет значения «быть в силе, иметь значение, быть действительным» и сокоренно болг. «важност», укр. «вага» («вес; перен. вес, значение»).

Начиная относительно издалека, скажем, что в природе каждая система многофункциональна и отличается от других и количеством функций (< лат. functio – «1) исполнение, совершение; 2) служебная обязанность, функция; 3) взнос, уплата; 4) завершение, конец, смерть»), и их характером. При этом в определённых условиях доминирует какая-то одна из этих функций.

Другими словами, при таком-то конкретном условии на первое место выходит одна из функций, а все остальные выстраиваются в определённом иерархическом порядке по степени своей значимости в разрезе данного условия. При смене одного условия на другое на первое место выходит иная функция, которая при предыдущем условии могла быть не на втором, а, например, на двенадцатом месте. Все остальные функции вновь выстраиваются в определённом порядке по степени своей значимости, но уже при новом условии. Причём, опять же, порядок их иерархии будет совсем не таким как прежде: та функция, что была на первом месте, может оказаться на девятом или ещё каком, вторая, например, на четырнадцатом, третья – на восьмом и так далее. А при очередной смене условия первой становится совершенно малозначительная функция, которая прежде могла быть в двадцатых-тридцатых числах.

Мудрость, которая накапливается с опытом, – это способность определить степень важности того или иного при таком-то условии и правильно переключать внимание. Постепенно проходя через разные условия, наблюдательный человек запоминает, что и когда важно и держит в центре внимания при конкретном условии ту функцию, которая наиболее важна. Другие же функции находятся в поле периферийного зрения и воспринимаются как фон, на котором расположена главная при данном условии функция. Но как только какая-то из иных функций изменяет характер своей работы, изменяется «окраска» фона, а, значит, уже меняется и условие, поэтому изменившаяся функция тут же оказывается в центре внимания. А при попадании в совершенно новые условия мудрость и её сестра интуиция помогают быстрее отыскать наиболее важное и выстроить новую иерархию значимости функций.

Говоря поэтически-эзотерическим языком, каждое слово (= космическая сущность) создаёт свои условия, и мудрый знает, как обращаться с каким словом, и имеет определённый алгоритм действий при сталкивании с новыми для него словами-условиями-сущностями.

Теперь, пожалуй, можно перейти к вышеприведённой группе слов. То, что сейчас важно, то и имеет для нас силу, вес (ср. болг. «валиден» – «действительный, имеющий значение, силу») и наоборот. Укр. «вага» («вес; перен. вес, значение») по смыслу созвучно болг. слову «тежест» («тяжесть; перен. бремя, тягость; перен. вес, важность, значение, солидность»), а сокоренное ему болг. «разтеглям» («растягивать; расфасовывать; перен. растягивать, говорить медленно»), подразумевает придавание веса, значения сказанному, обращая на это внимание, делая так, чтобы человек успел обдумывать излагаемое.

К указанным словам примыкает также и укр. «увага» («внимание»), укр. «розважливий» («рассудительный; разг. обстоятельный; расчётливый (осмотрительный); обдуманный (ответ)»), нем. wаgen («перен. взвешивать, продумывать; взвешивать (на весах)»). А своеобразным антонимом можно считать укр. «зневага» («презрение») – то, чему сознание часто незаслуженно не уделяет внимания, не придаёт значения.При этом заметим, что внимание помогает рассуждать ещё и тем, что мы можем мыслить лишь имея накопления памяти, а память сознания (не будем усложнять вопрос вниканием в работу под- и сверхсознания) – это то, что мы зафиксировали в своём сознании, на что мы обратили своё внимание, что мы «взяли» из окружающей нас действительности или что мы выделили из происходящего в себе самом. Не случайно в основании слова «внимание» лежит ст.сл. «имати» («брать, взять»). Внимание можно сравнить с прожектором, собирающим лучи в один пучок, или с линзой, фокусирующей психическую энергию сознания на то, что для данного сознания кажется важным.

Того же корня, что и болг. «важа» является укр. слово «повага» («уважение; почёт, почтение»). В какой-то мере уважение определяется тем, что кажется важным для уважающего: достижения в определённой области деятельности, жизненный опыт, природные данные (сообразительность, талант, чувство меры, быстрота реакции и другое), которые, кстати, во многом являются результатом труда души в предыдущих воплощениях. И в чём-то с этим перекликаются нем. wаgen («отваживаться, осмеливаться (на что-либо); рисковать (чем-либо)») и рус. «отвага», которые указывает на работу души по преодолению своих ограничений, её стремление расширить свои границы, «отваживаясь» на освоение нового, ставшего важным в данной ситуации.

Противоположное по своей семантике сокоренное с болг. «важа» укр. слово «розважати» («развлекать; занимать; размышлять»), если взять во внимание его основное значение «развлекать»: человек не накапливает, а, наоборот, транжирит свой духовный капитал. О подобном же результате намекает и рус. глагол «развлекать»: если человек развлекается такими развлечениями, которые предназначены только для того, чтобы в буквальном смысле «убить время», то человека влекут в разные стороны, разрывают его сознание сущности, стоящие за тем или иным подобным развлечением, предлагая ему «поразвлечься за свой счёт». Ведь удовольствия во время таких развлечений эти сущности обеспечивают тем, что используют психическую энергию самого развлекающегося, выкачивают его, не раскрывая при этом до определённой поры того, какая его потом ждёт за всё это расплата.

Каждый фактор важен по-своему и в своё время, и ничем не стоит пренебрегать – даже тем, что имеет свою значимость в жизни Космоса лишь сиюминутно. Но, пожалуй, главный критерий оценки степени важности того или иного фактора – Вечность. Именно тот, кто мерит всё такой мерой – и становится небожителем, полноценным гражданином Вселенной!

Хоро

Илии Лукову

Хоро – название болгарского народного танца, который, наверное, можно считать в какой-то мере танцевальным символом этого народа.

Не имея пока возможности познакомиться с этимологией названия танца, можно однако выразить догадку, что оно скорее всего связано с древнегреческим словом «хорея». Им в Древней Элладе первоначально называлась совокупность поэзии, музыки и пляски – по словам выдающегося российского исследователя древнегреческой культуры Фаддея Зелинского – «триединая зародышевая ячейка» позднее обособившихся искусств. Со временем это название как бы разделилось в своём значении и закрепилось как за пляской (ср. хореография, хоро, хоровод), так и за разновидностью соединения поэзии и музыки – коллективным (хоровым) пением.

Хочется сделать акцент на первоначальном значении слова «хорея»: вероятно, как отголосок былого триединства его значения болгары и сейчас говорят о хоро, что его не танцуют, а играют. Именно первоначальное значение слова «хорея» несёт идею единства, которую хотелось бы выделить и подчеркнуть. Хоро – это соборность, братское соединение (=собирание <брать> братья), сливание в одно целое до этого разных и достаточно разрозненных людей, гармонизации их взаимоотношений и превращение их на определённое время в единый живой организм, источающий во все стороны волны радости и счастья, подобно тому, как Солнце источает свои жизнедающие лучи. Возможно, не случайно старославянского языческого бога солнца именовали словом «Хорс», так похожим на слово «хоро». Имени «Хорс» сокоренно слово «хорошо», родственное по смыслу вышеупомянутому понятию «счастье».

Счастье – это, по сути, гармоничное соединение в одно целое частей, их совместное участие в одном (=едином) процессе, а гармония, по ёмкому и точному определению древних греков, –это согласие разногласных частей. Само слово «гармония» (болг. «хармония») вполне могло быть у древних греков составным и состоять из двух частей: гар-/хар- + монос («один, единый»), то есть множественность (так скажем, «хоро»), соединённое в одно целое. На гар- очень похоже и укр. «гарно» («хорошо»), которое, опять же, можно связать с понятием счастье: ср. укр. «веселка» («радуга»), которая в украинском языке имеет ещё одно название «райдуга» (то есть, дуга рая) – дуга гармоничного сочетания цветов спектра, создающее ощущение радости и счастья.

Из этого же смыслового гнезда может быть и слова греческого происхождения «харизма» («обаяние» < «милость богов»), нем. Chаris, Chariten («мн. хариты, богини красоты и изящества» – заметим, что не одна, а совокупность богинь), которые, в свою очередь, может быть сокоренно словам «очарование» и франц. charme («шарм»), нем. Charme («очаровательный»).

Харизма – состояние счастья человека, его энергетической наполненности, излучающей лучи радости вокруг него. Само собой разумеется, что такое же состояние вызывает и хоро, приводящее исполняющих его людей в состояние взаимного восполнения, целостности (ср. цель-целый-исцеление). Даже те, кто сами не танцуют, а только смотрят со стороны на танцующих, чувствуют мощную энергетику, излучаемую группой танцующих.
Проводя красной нитью идею единства, братственности, оговоримся, что она характерна для многих славянских народов. Так, например, можно вспомнить старый сельский обычай, называющийся у болгар «тлака» или «меджия», а у украинцев – «толока». Люди собирались вместе, чтобы безвозмездно сообща помочь своему односельчанину выполнить какую-либо трудоёмкую работу (как правило, строительство дома), которую он не в силах выполнить сам за достаточно короткое время.

При этом хочется сделать отступление и добавить несколько слов об эффекте, о котором автор впервые узнал из работы «Из жизни идей» упомянутого в начале этого эссе Фаддея Зелинского: «Ясный и несомненный факт, что несколько человек вместе могут, при одинаковой затрате времени и труда проделать большую массу физической работы, чем если бы каждый работал отдельно».

Об этом же эффекте говорится и в таком направлении исследований современной науки, как холизм. Одним из основополагающих его принципов является то, что показатель механической суммы частей какой-либо системы не совпадает с показателем этой системы в целом виде. Этот показатель суммы может быть или выше, или ниже. Выше он становится тогда, когда части дополняют друг друга, взаимоусиливаются, а у людей – каждый представитель группы стремится к единой цели, как, например, слаженная игра команды в футболе или баскетболе. Показатель суммы становится ниже показателя целого при нездоровой атмосфере в группе, когда люди отравляют энергетику друг другу и взаимно пробивают ауры, не давая возможности раскрыться своим способностям.

Говоря духовным языком, в первом случае группа находится в позитивном энергетическом поле какой-либо из светлых сущностей, и представители группы взаимно дополняют друг друга, восполняются, намного быстрее развиваясь, если такое взаимодействие сохраняется длительное время. Во втором же случае на лицо проявление действия тёмного существа.

Интересно, что совсем недавно автору пришлось встретиться с ещё одним проявлением вышеупомянутого эффекта, но уже в технике. Станислав Зигуненко в своей научно-популярной книге «20-й век: хроника необъяснимого. Тайны Космоса» рассказывает, что современная астрономия относительно недавно научилась с успехом применять для своих нужд такое явление, как интерференция – наложение друг на друга и взаимоусиление, увеличение амплитуды волн с одинаковой фазой колебаний.

Всё началось с радиоастрономии, когда возможность увеличения чувствительности радиотелескопов за счёт дальнейшего увеличения размеров их зеркал-антенн уже практически исчерпала себя: стоимость такого сооружения и его вес увеличиваются в кубической зависимости от линейных размеров и в настоящее время нерентабельно увеличивать размеры антенны более 1 км. Но предел на пути совершенствования астрономических инструментов был преодолён, когда специалисты решили использовать мощь нескольких радиотелескопов для единой цели. Учёным из Австралии, Германии, России, США и Швеции удалось собрать установку, антенна которой была диаметром… в земной шар! А вся хитрость здесь была в оригинальном научном подходе, при котором все телескопы нацеливались на один и тот же объект на небосводе. Все принятые сигналы записывались с отметками точного времени, для чего использовались атомные часы. Записанная информация переправлялась в вычислительный центр, где компьютеры сводили её воедино, создавая обобщённую картину. Так радиоинтерферометрия в несколько раз увеличила возможность изучать процессы в Космосе.

Ещё дальше учёные заглянули в просторы Вселенной после того, как трёхступенчатая ракета М-5 12 февраля 1997 взмыла в небо над южно-японским островом Кюсю. На эллипсоидную орбиту был выведен радиотелескоп с антенным зеркалом диаметром 8,4 м, изготовленным из кевларовых волокон и обеспечившим невероятную разрешающую способность: чтобы получить на Земле ту же картинку с помощью обычного радиотелескопа, нужно было бы соорудить зеркало диаметром 20.000 км. Вдобавок, зеркало это связали с двумя десятками других телескопов, раскиданных по всей планете.

А ещё позже английские астрономы из Кембриджа при помощи интерферометрии совершили новое чудо уже на оптическом телескопе КОАСТ, название которого составлено из первых букв английских слов, в переводе означающих «Кембриджский оптический щелевой синтезирующий телескоп».
Таким образом, можно сказать, что даже в технике помогает принцип, давно известный в религии под названием «братство», когда части-детали складываются в одно целое.
Павел Флоренский в работе «Детям моим. Воспоминания прошлых лет» отмечает: «Даже простое смешение веществ может дать им свойство, совершенно чуждой каждой из составных частей, непредвиденное и невыводимое из явных свойств всего, в смесь входящего».
Возвращаясь к хоро – главной теме эссе, добавим, что не случайным может быть и похожесть болгарских слов «хоро» и «хора» («люди»). У болгар для обозначения людей в единственном и множественном числе чаще используют разные слова – «човек» («человек») и «хора» («люди»). Слово «хора» употребляется только во множественном числе. Это, по всей видимости, как бы подчёркивает, что один человек не танцует «хоро» и опять же указывает на то, что люди должны понимать друг друга и придерживаться соборности [ср. болг. «разбирам», которое сокоренно словам «братья» и «соборность», а имеет значение «понимаю»] не только при хоро, питать братские чувства друг к другу, проявлять взаимоуважение и испытывать взаимопонимание, взаимно усиливая друг друга, восполняясь и выходя при этом на новые иерархические, информационные, энергетические, творческие и другие уровни.

Атеизм

Ольге Кокшиной

Слово «атеизм» («безбожие; отрицание Бога и связанное с этим отрицание религии»), происходящее от греч. atheos («безбожный, безбожник»), кажется, ни для кого не содержит в себе чего-то неожиданного и непонятного. В своё время так же думал и автор этих рядков (первые свои двадцать с небольшим лет жизни), пока однажды не прочитал строчек, принадлежащих выдающемуся богослову Александру Меню.
Вполне возможно, что мысль, высказанная им, принадлежала не ему, а кому-либо другому. Но сейчас важно не это, а сама эта мысль, заключающаяся в том, что атеизм как явление и человек, как его представитель, – образования отнюдь не самостоятельные, а привязанные к данной эпохе и культуре. То есть, нет в чистом виде как таковых атеистов – это люди, отрицающие какие-то проявления культуры и религии – религии, являющейся не просто её составляющей, а выполняющей функции стержня, основы этой культуры. Например, у древних греков были свои атеисты, которые во многом отличаются от атеистов других культур и времён.
Современные атеисты также отличаются друг от друга: атеисты на территориях, где распространено мусульманство, будут совсем иными, чем атеисты христианских, буддийских, даосских, зорастрийских или других регионов. И вполне естественно, что любое конкретное атеистическое движение может существовать до тех пор, пока существует культурное образование, на котором оно возникло и, так сказать, развивалось. Сворачивается эгрегор данной культуры (по сути, уходит, отзывается в другие измерения), исчезает и данное атеистическое явление.
В этой связи вспомнилось такое выражение, как «Дьявол – это обезьяна Бога». Как и сам Сатана, так и любой представитель Тёмной иерархии, некогда поддержавший вселенский бунт, любой, входящий в число «трети ангелов», пошедших за Люцифером, во время своего грехопадения-бунта пережили что- то вроде добровольного и, скажем так, осуществлённого своими же руками увечья, в результате которого произошло выворачивание их творящего лона (условно говоря, матки) наизнанку. Как пишет Даниил Андреев в книге «Роза Мира» о восставших: «Они пытались создавать миры, но эти миры оказывались непрочны и рушились, потому что, восстав, богоотступнические монады этим самым отвергли любовь – единственный объединяющий, цементирующий принцип».
Другими словами, они утратили способность творить что-то принципиально новое, их удел теперь не творить, а что называется «вытворять», то есть уродовать, искажать уже созданное кем-то из представителей Светлой иерархии, тех, кто остался верными Верховному Творцу. По словам Даниила Андреева, «безуспешность попыток демонических сил создать собственную вселенную стала уясняться ими самими; продолжая создавать отдельные миры и прилагая неимоверные усилия к упрочению их существования, они в то же время поставили перед собой и другую цель: завладеть мирами уже существующими или ныне творящимися Провиденциальными силами. Отнюдь не разрушение, а именно завладение ими – такова их цель, но разрушение миров – объективное следствие подобного завладения».
Стоит обратить внимание на то, что слово «дьявол» заимствовано из греческого, где диаболос в др.греч. – «клеветник»; диаболе – «клевета; злословие; ненависть»; диаболо – «клевещу; ссорю; делаю ненавистным». В христианстве слово диаболос становится одним из эвфемистических названий злого духа; ср. ст.сл. «неприязнь» в значении «дьявол».

По мнению некоторых богословов и филологов, слово «дьявол» в греческом языке является составным: слово dia- несёт идею «проникновения», а слово ballo означает «бросать» что-либо, то есть перебрасывать через перегородку свои идеи с целью захватывать чужие миры. Демоническое начало, вампирическое и тираническое по своей сути, после вторжения в эгрегор Земли, начало искажать законы природы. Появились такие страшные явления, как хищничество и паразитизм – крайняя форма проявления демонических инвольтаций.
В какой-то мере паразитическое, точнее, пользовательское отношение к миру отличает и атеистическое мировоззрения, если посмотреть на него, как на такое, которое берёт всё необходимое для себя, но не отдаёт должного Тому, Кто это всё создал и поддерживает в надлежащей форме. При этом стоит заметить, что атеизм является чем-то вроде промежуточной стадией между религиозным отношением к миру светлой (правой) направленности и противоположной, богоборческой, левой позицией, когда сознание что называется сознательно идёт против Бога и тех законов, на которых Он построил и удерживает Вселенную [1].

Хочется вспомнить в этой связи тот факт, что самый последовательный из всех атеистов Фридрих Ницше, пытавшийся Бога заменить извращённой идеей сверхчеловека во имя своё: его интересовала не тайна богочеловека, человека совершенного, слитого воедино с миром Горним, а создание человекобога. Тот, кого многие ошибочно продолжают считать философом (хотя ничего общего, если разобраться, с любовью к мудрости он не имел), упорствуя в своём атеистическом мировоззрении и попытках усовершенствовать такого рода умопостроения до мельчайших деталей, закончил свой путь сумасшествием, а его идеи сверхчеловека во многом совпали с принципами построения такого демонического народоустройства, как нацизм – сверхнации, "призванной повелевать всем миром".
Интересно, что общего происхождения с лексемой «атеизм» является такое слово, как «энтузиазм» («высокая степень воодушевления, увлечение, душевный подъём»). Оно является заимствованием из греческого языка: enthousiasmos («восторг») < греч. entheos («божественное вдохновение»). Этот факт указывает, что в древности понимали, что вдохновение есть ни что иное, как получение соответствующих энергий от представителей Иерархии Света, из мира Горнего.

[1] Возможно, что такая фаза имеет какую-то аналогию с фазами в развитии человеческой личности, когда совсем ещё маленький, где-то трёхлетнего возраста, ребёнок начинает делать всё не так, как ему говорят, а наоборот. Что-то подобное повторяется уже в подростковом возрасте.

Лингвоэзотеризм

Copyright © 2015 Любовь безусловная


Категория: Лингвоэзотеризм | Добавил: Jupiter (01.03.2013)
Просмотров: 537 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
ГОРОСКОПЫ
Персональный гороскоп
Прогноз на месяц
Долгосрочный прогноз
Бизнес-гороскоп
Гороскоп профессии
Гороскоп талантов
Гороскоп совместимости
Таблица совместимости
Свадебный календарь
Календарь зачатия
Гадание по Книге перемен
Толкование сновидений

ИСТОРИЯ
Книги
НЕ МЕШАЙТЕ ЕМУ ВЛЮБИТЬСЯ В ВАС!
ВЕРОИСПОВЕДАНИЯ
Вход на сайт
Поиск
Друзья сайта

 
Сайт:


Copyright MyCorp © 2016